?

Log in

No account? Create an account

Крупнейшие производители и экспортеры нефти — Россия и Саудовская Аравия — совершили гигантский скачок в развитии отношений за последние годы после десятилетий сотрудничества на большой дистанции и фактического отсутствия крепких экономических связей и взаимных инвестиций.

Диалог между двумя странами и общее видение вызовов в мировой экономике уже сделали возможным подписание исторического соглашения по ограничению добычи нефти ОПЕК+, которое стабилизировало цены на мировых рынках после их драматического падения.

Однако сотрудничество между нашими государствами не может и не должно ограничиваться только нефтяной сферой.

И Россия, и Саудовская Аравия крайне заинтересованы в диверсификации экономик и снижении зависимости от нефтегазовых доходов через развитие промышленности и новейших технологий.

План экономических реформ "Видение-2030", автором которого стал энергичный и популярный в стране наследный принц Мухаммед бен Салман, предполагает масштабные инвестиции в промышленность и высокие технологии по всему миру, включая Россию.

Мухаммед бен Салман во время объявления о плане экономических реформ "Видение-2030" на пресс-конференции в Эр-Рияде

Этот план предоставляет уникальную возможность для высокодоходных совместных инвестиций, и российские компании могут ею воспользоваться.

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) рассматривает сотрудничество и совместные инвестиции с Саудовской Аравией как одно из приоритетных направлений своей деятельности.

Read more...Collapse )

РФПИ вместе с партнерами, суверенными фондами из азиатских и ближневосточных стран, уже привлек на Дальний Восток инвестиции в объеме 95 млрд рублей. О новых проектах фонда на Дальнем Востоке, об инвестициях в высокоскоростную магистраль "Евразия", которая свяжет Китай и Европу, и о рисках, связанных с эскалацией конфликта вокруг Северной Кореи, - в интервью агентству ТАСС. 

— Как вы оцениваете инвестиционный потенциал Дальнего Востока? 

— Мы уже проинвестировали 95 млрд рублей на Дальнем Востоке, из которых наши средства — это около 30 млрд, остальные средства мы привлекли от наших партнеров. На Дальнем Востоке у нас много интересных новостей. Компания Russian Forest Product (RFP) запускает в Амурске производство пиломатериалов, которые будут экспортироваться на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Вторая важная история — это аэропорт Владивостока, где международный пассажиропоток вырос на 37% в 2017 году по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Это не только результат наших инвестиций, мы считаем, что аэропорт Владивостока станет мощным хабом и важно его наполнять международным туристическим потоком из стран АТР.

Read more...Collapse )

Почему РФПИ решил инвестировать в "Транснефть" и какие шаги фонд с партнерами предлагают предпринять для ее дальнейшего развития - в интервью агентству "Интерфакс".

Глава РФПИ Кирилл Дмитриев вошел в новый состав совета директоров "Транснефти"

 - Весной этого года стало известно, что РФПИ с партнерами инвестировал в привилегированные акции "Транснефти". Чего вы ожидаете от этой инвестиции? 

- "Транснефть" - ключевая инфраструктурная компания, работающая на всей территории России и связывающая ее нефтяные месторождения с рынками Европы и Азии. Очень важно совместное инвестирование средств зарубежных суверенных и российских пенсионных фондов в такие значимые инвестиционные истории, как "Транснефть". Поэтому в состав этих инвесторов вошли Российский фонд прямых инвестиций с ведущими суверенными фондами Ближнего Востока, Российско-китайский инвестиционный фонд, представляющий, в том числе, интересы китайских партнеров, инвестиции в капитал компании также осуществили НПФ "Газфонд пенсионные накопления", "Газпромбанк - Управление активами" и другие.

Read more...Collapse )

Накануне ПМЭФ-2017 генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев рассказал РИА Новости о том, кто из ведущих иностранных инвесторов приезжает на форум в этом году и поделился результатами и планами работы с американскими, азиатскими и арабскими партнерами.

- Кирилл Александрович, фонды из каких стран подтвердили свое участие в ПМЭФ в этом году и каким уровнем они представлены? Ждете ли вы новых инвесторов и есть ли те, кто ранее отказывался приезжать, а в этом году решил участвовать?
- Для нас это уже седьмой форум и седьмая по счету встреча, которую РФПИ организует с участием крупнейших суверенных и инвестиционных фондов мира. В этом году мы ждем гостей из более чем 20 стран, в совокупности эти фонды управляют более чем 11 триллионами долларов. Для них ПМЭФ стал возможностью напрямую пообщаться с президентом России, что является уникальным форматом в мире на сегодняшний день.
Также получается, что для руководителей наших фондов-партнеров это отличная возможность встретиться между собой, что в таком формате и с таким высоким уровнем представительства сегодня не происходит нигде в мире. Участвуют фонды из Северной Америки, Европы, стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Китая, Индии, Японии и других государств. В этом году к ним добавились новые участники из Омана, Новой Зеландии, Турции, где недавно был создан суверенный фонд.
В числе гостей будут ведущие пенсионные фонды, включая крупнейший фонд в мире — государственный пенсионный инвестиционный фонд Японии.
Думаю, фактор растущего интереса к участию в форуме — в открытости России по отношению к долгосрочным инвесторам, уникальный подход и истории успеха, которые видят суверенные фонды, ранее не работавшие в стране.

- Какие вопросы, повестку вы планируете к встрече Путина с иностранными инвестфондами? Что в этом году будет главной темой?
- В этом году фокус и форума в целом, и нашей встречи приобретает более глобальный характер. Мы будем обсуждать растущую роль суверенных фондов и их потенциал стать драйверами роста мировой экономики. Важно показать, в том числе на примере РФПИ, как суверенные фонды становятся экономическими мостами между странами, способствуют укреплению связей между ними. Широкая география участников дискуссии подтверждает интерес к этим аспектам.

- Вы сказали о широкой географии. Предполагает ли она инвесторов из США и если да, какие мероприятия на полях форума у вас с ними запланированы?
- Да, мы по традиции ожидаем инвесторов из США и Канады, которые по приглашению РФПИ примут участие как во встрече с президентом Владимиром Путиным, так и в других мероприятиях форума. Отдельно пройдет встреча российского и американского бизнеса, в которой также примет участие РФПИ. Поэтому мы видим, что западные партнеры настроены на диалог и заинтересованы укреплять отношения с Россией.

- Насколько сейчас политическая обстановка в США влияет на приезд американского бизнеса в Петербург? Известно ли вам о случаях давления на бизнес со стороны властей США и ЕС?
- Нам ничего неизвестно о таких случаях, во всяком случае, в последние два года. Какой бы ни была политическая конъюнктура, крупный бизнес и долгосрочные инвесторы всегда ориентированы на выстраивание прочных связей и партнерств. Они стараются разделять политику и бизнес, и во многом мы видим, что это получается и приносит результат. Мы считаем, что именно сотрудничество в экономической и инвестиционной сферах способно стать связующим звеном между странами, которые находятся в поиске компромиссов.

- Какие еще встречи и мероприятия у РФПИ запланированы на ПМЭФ?
- Накануне встречи с президентом мы проведем встречу нашего международного экспертного совета в расширенном составе. Запланирован ряд встреч один на один с главами фондов ОАЭ, Китая, Саудовской Аравии, Турции и других. В этом году во второй день форума мы также организуем специальную сессию на ПМЭФ, посвященную суверенным фондам мира, где спикерами станут авторитетные инвесторы, которых редко можно увидеть за одним столом в ходе открытой дискуссии.
- Готовите ли вы новые партнерства с новыми странами?
- В этот раз объявлять о них не планируем — РФПИ создал уже достаточно партнерств, и сейчас задача активизировать их работу по максимуму, увеличивать число сделок с каждым годом. Как, например, с партнерами из ОАЭ, которые проинвестировали с нами в более чем 30 сделок, и из Китая — уже 19 сделок.

- Заместитель наследного принца Саудовской Аравии накануне ПМЭФ приезжал в Москву на переговоры с президентом Путиным. Вы в них участвовали, а суверенный фонд королевства Public Investment Fund выделял РФПИ в 2015 году 10 миллиардов долларов для инвестиции в Россию. Ждете ли вы саудовскую делегацию на ПМЭФ и можно ли уже говорить о результатах работы с саудовскими инвесторами?
- Да, за это время наши саудовские партнеры уже проинвестировали с нами в ряд интересных проектов, включая строительство комплекса "Запсибнефтехим", ряд публичных компаний, логистику и малые ГЭС в Карелии. По итогам визита к ним также добавился проект "Ростехсити" — создание комплекса из офисной и жилой недвижимости и технопарка на месте бывшего аэродрома Тушино в Москве. В проработке несколько десятков новых проектов — в здравоохранении, транспортной инфраструктуре, сельском хозяйстве, технологическом и других секторах.
Хотел бы еще отметить важную роль, которую сыграла Саудовская Аравия в достижении договоренностей по сделке ОПЕК+. Они позволили установить баланс на рынке нефти, стабилизировать цены, а вместе с ними и курс рубля, что важно для инвесторов.
- С вашей точки зрения, продление соглашения станет дополнительным стимулом для улучшения инвестклимата в России? На ваших встречах с инвесторами, в том числе из арабских стран, поднимается этот вопрос? Насколько он важен для двусторонних отношений РФ с зарубежными партнерами?
- Стабильность курса и хорошие макропоказатели всегда важны для инвесторов, особенно если мы говорим о суверенных фондах и долгосрочных неспекулятивных инвесторах. Не только из арабских стран, а в принципе. С этой точки зрения, безусловно, продление соглашения — позитивный фактор не только для нефтяного рынка, но и для международных фондов, инвестирующих в Россию. Для них инвестклимат — не абстрактное понятие, а в первую очередь цифры и факты, основанные, с одной стороны, на макроэкономических показателях, с другой — на конкретных историях успеха и примерах доходности в отдельно взятых странах и отраслях. Наша задача как РФПИ — приумножать такие истории успеха, показывать доходность для инвесторов. Сейчас наш портфель в плюсе и в рублях, и в долларах, а первые частичные выходы уже принесли соинвесторам РФПИ хорошую доходность. Все эти цифры имеют большое значение для наших международных партнеров.
- Недавно вы посетили Китай. При участии РФПИ создан российско-китайский инвестиционный фонд, который с партнерами проинвестировал более пяти миллиардов в совместные проекты. Рассматриваете ли вы новые совместные проекты? Рассматривается ли возможность инвестирования в проекты в РФ в юанях?
- Инвестиции в юанях — важная и перспективная тема, требующая планомерной работы в этом направлении. Мы поддерживаем данные инициативы и готовим со своей стороны все необходимое для их реализации. Работа ведётся, но это вопрос не завтрашнего дня. Зато мы уже сейчас видим возросший интерес у китайских банков к кредитованию российских компаний, хотя еще несколько лет назад это многим казалось нереалистичным сценарием.
Что касается РКИФ, да, мы смотрим на целый ряд совместных проектов, в том числе связанных с технологиями. Китайским партнерам они особенно интересны.
- Вы говорили, что РКИФ может инвестировать средства в сервис онлайн-заказа такси "Яндекс.Такси", соответствующая заявка недавно была подана. Ранее РКИФ стал инвестором крупнейшей мобильной онлайн-платформы по заказу такси в КНР — Didi Kuaidi. РФПИ планировал вывести этот сервис в Россию. Не планируется ли это сделать в результате покупки доли в Яндекс.Такси или партнёрства между компаниями?
- Мы готовы подтвердить интерес РКИФ к Яндекс.Такси, но пока не можем озвучить все идеи и планы в случае успеха инвестиции, так как есть определенные обязательства перед партнерами. Могу сказать только, что мы открыты для новых решений и партнерств, но в данном случае о конкретных договоренностях пока говорить преждевременно. При этом страновая кооперация, особенно в технологической сфере, определит будущее.
- Ранее вы говорили, что в ближайшее время Российско-японский фонд может реализовать до десяти инвестпроектов. Что это будут за проекты, в каких отраслях? Какова может быть сумма инвестиций со стороны фонда? Будет ли совместный фонд инвестировать в крупные проекты? Например в такие, как Ямал-СПГ?
- Фонд рассматривает как крупные промышленные, так и средние и даже венчурные проекты в широком диапазоне отраслей. При этом японские партнеры очень интересуются инфраструктурой и технологиями будущего и готовы инвестировать в подобные проекты на территории России. Пример — умные города, энергосберегающие технологии, робототехника. Кстати, наш российско-китайский проект создания медицинского робота заинтересовал и партнеров из Японии. Но мы также готовы помогать японским и российским компаниям в локализации их бизнесов на территории стран, хотя в приоритете будут проекты с нуля. Надеемся объявить о первых примерах в ближайшее время.
- Не могу не задать вопрос об инвестициях в такой проект, как Hyperloop. Как он развивается, что происходит с компанией?
- Несмотря на то, что для нас инвестиция в Hyperloop One носит венчурный характер, мы довольны тем, как проект развивается. Вслед за успешными испытаниями компания проводит новый раунд финансирования, в ходе которого оценивается вдвое дороже, чем в момент нашего инвестирования. Такие новые транспортные технологии имеют право на будущее. Пилотные проекты прорабатываются и в Китае, и на Ближнем Востоке. Но мы считаем, что одной из первых стран для их реализации могла бы стать Россия.

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) за шесть лет своего существования стал полноправным участником международного инвестиционного сообщества. Привычная для фонда роль - привлечение крупных иностранных инвесторов в российские компании. Но в этом году РФПИ попробовал себя в новой роли - продающего акционера на бирже: Российско-китайский инвестфонд (РКИФ), созданный РФПИ и China Investment Corporation, разместил в ходе недавнего IPO "Детского мира" часть своего пакета. Размещение ритейлера стало первым российским IPO с фокусом на иностранный спрос за последние три года.

О том, что иностранные инвесторы хотят увидеть в России и как сам фонд выбирает для себя цели инвестирования в интервью "Интерфаксу" рассказал генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев.

- Российско-китайский инвестфонд (РКИФ) на прошлой неделе частично вышел из инвестиций в "Детский мир", зафиксировав доходность свыше 90% в долларах. При этом спрос на акции в основном был обеспечен иностранными инвесторами. Можно ли говорить о том, что аппетит к российскому риску у иностранных инвесторов возвращается, и они готовы наращивать инвестиции в российские бумаги?

- Да, безусловно. Это первое за долгое время IPO с фокусом на иностранцев, которое показывает, что восстанавливается интерес к российским активам у иностранных инвесторов. Девяносто процентов книги заявок на акции компании было обеспечено иностранными инвесторами, при этом более 25% пришлось на инвесторов США, около 35% - на британских инвесторов. Это важно для наших китайских партнеров по РКИФ, так как фонд впервые вышел из инвестиции, зафиксировав такую высокую доходность на фоне значительного интереса именно со стороны зарубежных фондов.

Конечно, российские инвесторы тоже принимали участие в сделке, но изначально фокус был на привлечение иностранных инвесторов, потому что мы считаем, что надо возродить их интерес к России. Участие иностранцев в размещении "Детского мира" и в последовавшем за ним размещении "ФосАгро" , говорит о том, что они заново открывают глаза на Россию, и готовы больше инвестировать в наши рынки.

Важный аспект сделки - то, что она проходила на "Московской бирже". Всегда существовало мнение, что размещение на зарубежной площадке больше подходит для иностранных инвесторов, но IPO "Детского мира" еще раз показало, что это не так, и "Московская биржа" способна обеспечить всю необходимую инфраструктуру.

- Ожидаете ли вы, что российские компании в ближайшее время будут сохранять высокую активность на рынке акционерного капитала?

- Да, мы считаем, что активность будет высокая. Сейчас многие компании видят, что "окно" для IPO и SPO открылось. Есть те, кто считает это краткосрочной тенденцией, но мы полагаем, что это долгосрочное "окно". Основа долгосрочности этого тренда - сделка ОПЕК, которая стабилизировала цены на нефть, а также рост российской экономики, который мы наблюдаем. Поэтому мы считаем, что "окно" открылось, и эмитенты будут им пользоваться.

- Вы упомянули SPO "ФосАгро", где консорциум международных инвесторов во главе с РФПИ подавал заявку на акции компании на $200 млн, но она была удовлетворена лишь наполовину. Если у вас такая вера в перспективы компании, может быть, просто те акции, которые вам не достались, добрать на открытом рынке? Нет у вас таких планов с партнерами?

- Мы привлекли шесть суверенных фондов, которые с нами поучаствовали в размещении "ФосАгро" - это, безусловно, большой успех. При этом "ФосАгро" фокусировалась на том, чтобы была высокая ликвидность акций, а мы вместе с партнерами покупаем бумаги на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Есть и краткосрочные игроки, и мы, естественно, к этому относимся с пониманием, и считаем, что наличие разных групп инвесторов - это хорошо с точки зрения ликвидности и роста капитализации компании.

Преимущество SPO в том, что можно получить значимый объем сразу, особо не влияя на рыночную цену. Сейчас рынок немного выше, чем цена SPO, но мы считаем, что именно высококачественные российские компании с профессиональным менеджментом - это то, что будет привлекать инвесторов, и мы не исключаем возможности, что наши партнеры могут покупать акции на рынке.

- А какие-то еще компании, которые говорили о планах проведения IPO, SPO, вас интересуют? Например, РФПИ еще на заре его существования приписывали интерес к инвестициям в холдинг En+. Сейчас компания готовится к IPO. Интересен ли этот актив РФПИ и его партнерам?

- Мы не принимаем решения по участию в дальнейших SPO и IPO заранее, будем смотреть по ходу процесса. Все равно основной наш бизнес - это инвестиции не в публичные, а в частные компании. Мы проинвестировали в "Детский мир", когда это была частная компания, и вот она разместилась, стала публичной, а мы получили хороший доход.

Поэтому не могу сказать, что мы планируем участвовать во многих SPO и IPO. Мы делаем это только тогда, когда есть большой интерес от наших партнеров и когда мы видим, что компания - один из лидеров рынка и имеет долгосрочный и значимый потенциал роста капитализации. Поэтому какие-то конкретные компании, в которые мы можем инвестировать, сейчас я бы называть не стал.

- Чиновники уже неоднократно заявляли о том, что РФПИ и его партнер DP World интересуются покупкой пакета в "Новороссийском морском торговом порте" (НМТП). Действительно ли вам и вашим партнерам интересен этот актив?

- Все, что я могу сказать - мы смотрим на различные объекты портовой инфраструктуры, но у нас не принято еще никаких окончательных решений. Комментировать тему с НМТП пока преждевременно.

- Вы недавно говорили, что ваши китайские партнеры интересуются совместными инвестициями в банки. Можно уточнить, речь идет о публичных или непубличных банках?

- Речь идет о нескольких банках, которые интересны нашим партнерам, в том числе крупнейшим китайским банкам, которые бы хотели увеличить свое присутствие на российском рынке. И мы рассматриваем с Российско-китайским инвестфондом инвестиции в такие кредитные организации совместно с несколькими китайскими банками. Серьезно изучаем эти возможности.

В принципе, мы к банковскому сектору относимся очень осторожно, потому что понятно, что количество банков очень невелико, но если мы найдем качественный банк, то есть большая вероятность, что мы вместе с китайским банком и РКИФ сможем в него проинвестировать.

- Проинвестировать в рамках частных сделок или через покупку акций на бирже?

- В рамках частных сделок.

- Этой весной в Россию должна приехать американская бизнес-миссия, РФПИ этим вопросом активно занимается. Какие американские компании выразили готовность поучаствовать в визите? Когда он состоится и какая формируется повестка - это только встречи с участием РФПИ и ваших партнеров, или переговоры с чиновниками высокого уровня?

- Мы планируем эту поездку на май, потом она потенциально может перетечь в Петербургский международный экономический форум, который пройдет 1-3 июня. Мы планируем ряд событий вне форума и на его полях.

В целом, понятен круг американских компаний, которые в России традиционно присутствуют. Достаточно посмотреть на список бизнесов, участвующих в Консультативном совете по иностранным инвестициям, на список Американской торговой палаты. Но среди них отсутствует ряд ведущих американских фондов и крупных компаний. Поэтому наша задача - привлечь в эту бизнес-миссию не только тех, кто уже ведет деятельность в России, но сделать довольно серьезный упор на те компании, которые исторически с Россией работали мало. И мы также стремимся значимо увеличить присутствие американских компаний на Петербургском форуме в этом году. Мы уже видим, что в наших мероприятиях на полях форума готовы участвовать еще больше инвесторов из США, Канады, Великобритании, чем было до этого.

- У РФПИ есть доли в публичных компаниях - "Московской бирже", "АЛРОСА", "Магните", "Ленте". Опыт постепенной продажи акций на рынке с получением хорошей доходности у фонда уже есть - например, с той же "АЛРОСА", еще до ее последнего SPO. Сейчас вы используете эти активы для оперативного привлечения ликвидности? Или сохраняете свои пакеты неизменными?

- Мы их пока сохраняем, так как верим в рост этих компаний. Та же "Московская биржа" для нас показала очень высокую доходность более 20% годовых, сейчас она торговалась на максимальных уровнях за всю историю. Для нас это крайне успешная инвестиция.

И мы в принципе верим, что рынки восстановятся и продолжат рост дальше. Поэтому мы не планируем выходить из этих активов прямо сейчас. Но в перспективе это будет происходить, так как очень важная для нас задача - показывать привлекательную доходность и в рублях, и в долларах. Многие спрашивают, что именно интересно иностранным инвесторам? Квинтэссенция их интереса - получение доходности. Если люди видят системную возможность получать хорошую доходность в рублях и долларах, они будут инвестировать, и мы создаем такие значимые прецеденты. Тот же выход из "АЛРОСА" для нас был очень успешным. Поэтому наш диалог с партнерами не просто теоретический, мы показываем им конкретные цифры. Те инвестиции, которые мы сделали, и в кризис показывают позитивную долларовую и рублевую доходность, которая выше, чем инвестиции многих наших партнеров в другие рынки.

- В прошлом году вы говорили, что РФПИ может рассмотреть участие в SPO "Ростелекома", если компания решит размещать квазиказначейские акции на рынке. Вы обсуждали потенциальную сделку с партнерами?

- "Ростелеком" - безусловно, перспективная компания, для наших партнеров она интересна. Мы по-прежнему изучаем возможность инвестиций, но окончательных договоренностей на эту тему нет.

- В какой стадии сейчас обсуждение докапитализации РФПИ? Уже звучал вариант, что РФ может внести в капитал РФПИ госпакет НМТП, какие-то другие активы рассматриваются?

- В бюджете четко написано: когда у нас на счетах будет меньше, чем 30 млрд рублей, нас докапитализируют. Безусловно, будет денежная часть, докапитализация именно деньгами. Но также, возможно, частично докапитализация будет проведена активами, и этот вариант прорабатывается. Логика этого в том, что мы действительно сумели, работая с различными компаниями, куда инвестировали, значительно повысить их капитализацию для наших партнеров.

Соответственно, ряд министерств считает, что мы могли бы сыграть важную роль в повышении стоимости ряда активов, которые нам могли бы внести в капитал, но все это еще пока обсуждается.

- Вы далеко от этого триггера - 30 млрд рублей на счетах? Сможете, если потребуется, этот год пройти без докапитализации?

- Сумму на счетах мы комментировать не можем. Ожидаем докапитализацию в этом году. Все инвестиционные обязательства мы выполняем, и недостатка средств сейчас нет. Есть понимание важности роли РФПИ в привлечении инвестиций, поэтому все должно быть хорошо.

Об итогах Давосского форума для России, о деталях многочисленных встреч с инвесторами из разных стран и прогнозах на 2017 год.


© AP Photo/Michel Euler

— РФПИ уже не первый год представляет российский бизнес в Давосе. С какими ожиданиями вы ехали на форум в этом году, оправдались ли они?

— Для РФПИ как инвестиционного фонда площадка форума в Давосе — вторая по значимости после Петербургского международного экономического форума. Каждый год мы проводим на полях этих мероприятий целую серию встреч с инвесторами из разных регионов мира. В этом году, безусловно, лейтмотивом ВЭФ стали ожидания бизнеса и инвесторов на фоне политических процессов, проходящих в США и Европе. Поэтому встречи с американским и европейским бизнесом были особенно важны в свете происходящих событий. Главным итогом стало понимание, что наши партнеры в этих странах открыты к сотрудничеству, а в случае с США это подкрепляется диалогом с представителями новой администрации президента Дональда Трампа.

— Вы стали первым представителем России, который встретился в Давосе с советником президента Дональда Трампа Энтони Скарамуччи. Что можете рассказать об этой встрече, какие вопросы обсуждались? И какие дальнейшие шаги по восстановлению связей с американскими партнерами РФПИ планирует предпринять?

— Мы видим, что новая администрация понимает важность построения партнерских отношений между бизнесами наших стран. Во время встречи мы обсудили планы РФПИ пригласить большую делегацию американских инвесторов и бизнесменов в Россию. Надеемся организовать такой визит весной этого года. Что касается дальнейших шагов по укреплению сотрудничества с инвесторами в США, то важным событием станет открытие офиса РФПИ в Нью-Йорке. Такой план возник давно, и начало работы офиса запланировано на май. Мы считаем, он будет играть важную роль в укреплении связей с американскими инвестфондами и стратегическими инвесторами, заинтересованными работать в России.

— Как вы считаете, не являются ли надежды на такого рода сотрудничество слишком оптимистичными на фоне сохраняющихся санкций и внешнеполитических разногласий между Россией и США, например по вопросу сирийского урегулирования? Звучат разные мнения на этот счет, особенно на фоне достаточно жесткой риторики Трампа о том, что интересы Америки — на первом месте. К этому добавляется предложение американского президента увязать вопрос снятия санкций с проблемой ядерного разоружения, что поднимает его на принципиально новый уровень. Не кажется ли вам, что сначала России и США предстоит решить ряд вопросов, связанных с внешней политикой и глобальной безопасностью, а затем переходить к построению инвестиционного сотрудничества?

— Мы видим настрой администрации Трампа вести диалог с Россией, которого раньше, при прежней администрации, не было в принципе. Можно называть это оптимизмом или констатацией факта, но важнее, что такой диалог нужно спокойно и планомерно развивать, в том числе на уровне экономических и инвестиционных связей. Реальность такова, что американские инвесторы по-прежнему активно работают с Россией, несмотря на санкции. И от санкций страдают в первую очередь именно они.

При этом санкционный режим не достиг тех целей, на которые был рассчитан, но ущерб от него несут бизнесы и инвесторы многих стран. Это десятки миллиардов долларов упущенной прибыли для Европы и США, и эти цифры возрастают по мере того, как на российский рынок приходят инвесторы из других регионов. Сами американцы понимают, что получили не тот эффект от санкций, на который рассчитывали. И, даже если они не будут отменены, все уже понимают, что Россия продолжит развиваться.

— Энтони Скарамуччи в интервью нашему агентству охарактеризовал это словами "русские готовы были бы есть снег, чтобы выжить", а также заявил, что "санкции сплотили нацию". Согласны ли вы с этим утверждением? Дают заявления Скарамуччи повод для оптимизма?

— Диалог можно строить тогда, когда стороны адекватно воспринимают друг друга. К сожалению, предыдущая администрация США поняла это, на мой взгляд, слишком поздно. Сейчас важнее всего, что у наших стран есть колоссальный потенциал взаимодействия в самом широком диапазоне отраслей. Мы видим большой интерес и желание американских инвесторов и бизнеса работать в России. Российский рынок вырос на 50% в 2016 году, страна в топе инвестиционных ожиданий инвесторов в этом году. И если сюда не придут инвесторы из США, это будут инвесторы из других стран. Так что я бы описал наш подход как прагматичный, а не оптимистичный.

— У вас есть понимание, в какие отрасли РФПИ мог бы в первую очередь соинвестировать с американскими инвесторами в случае, если отношения будут развиваться по сценарию партнерства?

— Это технологии, финансовый сектор, инфраструктура, возобновляемая энергетика. Но диапазон может быть гораздо шире. Мы сейчас в процессе переговоров и надеемся, что организуемый нами визит выльется в конкретные проекты.

— Вы приглашаете американских инвесторов на ПМЭФ? Ожидается их участие в этом году во встрече президента РФ с главами суверенных и инвестиционных фондов мира, проведению которой способствует РФПИ?

— Да, безусловно. В этом году мы ожидаем рекордный состав участников — как по числу, так и по географии стран. Так что это будет очень представительная встреча.

— Каким вы видите сотрудничество с европейскими инвесторами? Или возврат к американской повестке в этом году будет ключевым? Не планируете ли открытие офисов в других регионах мира, кроме США?

— Мы будем развивать партнерства параллельно, как и прежде. В Европе особенно активно сотрудничаем с партнерами из Франции, Германии и Италии. Думаю, что уже в первом полугодии возможны новые сделки с инвесторами из этих стран. Что касается открытия других офисов, то сегодня мы присутствуем также в Пекине, а с другими регионами, включая Европу и Ближний Восток, вполне удобно взаимодействовать из Москвы. Но будем исходить из обстоятельств.

— Переходя к Ближнему Востоку, на прошлом форуме в Давосе вы фактически предсказали цену на нефть, которая установилась к концу 2016 года на уровне $55 за баррель. Учитывая, что РФПИ тесно работает со странами и фондами Ближнего Востока, какой вы видите цену в этом году с учетом последних договоренностей ОПЕК и перспектив нефтяного рынка в целом?

— Мы действительно исходили из того, что в 2016 году цены стабилизируются на этом уровне, что стало возможным благодаря историческому соглашению стран ОПЕК, во многом достигнутому усилиями России и Саудовской Аравии. Во время встреч форума в Давосе я озвучивал, что и в этом году мы ожидаем увидеть сохранение среднегодовой цены выше $50 за баррель, если все страны продолжат выполнять договоренности по сокращению добычи. Министр энергетики РФ Александр Новак высказал мнение, что цена может быть в среднем между $50 и $60 за баррель, что в общем совпадает и с нашими ожиданиями.

— Ваше партнерство с Саудовской Аравией продолжит развиваться на фоне возможного изменения инвестиционных отношений с США?

— Безусловно. Мы продолжаем создание фонда совместно с Public Investment Fund Саудовской Аравии. У нас уже есть несколько общих сделок, и в целом мы видим большой потенциал сотрудничества с королевством, особенно на фоне реализации им стратегии Saudi Vision 2030.

— Как будет развиваться сотрудничество в целом с арабскими партнерами? В конце прошлого года РФПИ объявил о первых сделках в агросекторе. Эта тенденция продолжится?

— Агросектор интересен нам в принципе, и не только нашим ближневосточным, но также китайским, японским и европейским партнерам. Здесь много интересных возможностей. С арабскими фондами мы продолжим реализацию текущих и новых инфраструктурных проектов, в том числе в портовом, аэропортовом и транспортном секторе.

— Речь о Пулкове?

— Да, это инвестиции в аэропорт Пулково совместно с катарскими и другими ближневосточными инвесторами. Также это приобретение доли в "Вертолетах России", изучение инвестиций в портовые активы РФ на юге, северо-западе и Дальнем Востоке страны.

— Какие планы в этом году с китайскими и японскими инвесторами?

— По линии Японии мы должны завершить формирование совместного инвестиционного фонда с JBIC и объявить о первых проектах в первом полугодии. В части Китая мы завершаем реструктуризацию Российско-китайского инвестиционного фонда в связи с появлением там нового соинвестора, а сам РКИФ готовится принять участие в IPO "Детского мира". Это долгожданное и первое за продолжительное время размещение, которое обещает стать историей успеха на российском рынке.

— В целом каким вы видите этот год для РФПИ с точки зрения задач и уже достигнутых результатов?

— Я думаю, что это будет энергичный и насыщенный год, и наши инвестиционные партнерства могут стать более сбалансированными благодаря активному участию в сделках с нами западных партнеров. Мы планируем более внимательно работать с теми иностранными компаниями, которые уже присутствуют в России, а также со средними бизнесами ряда стран, которые никогда не работали, но заинтересованы прийти в страну. Эту деятельность будем вести через создаваемый при РФПИ Центр поддержки стратегов и активно привлекать к ней различные институты федерального и регионального уровней, а также ведущие российские компании. Это будет год очень напряженной работы и позитивных перемен.



- На полях Всемирного экономического форума в Давосе вы провели встречу с советником избранного президента США. Встречались ли вы с другими представителями американской делегации?

- Мы встречались с американскими компаниями, в том числе со стратегическими инвесторами и инвестиционными фондами. Их отношение к России серьезно меняется в позитивную сторону, потому что они видят, что новая администрация США нацелена на сотрудничество. И, соответственно, различные формальные и неформальные запреты будут постепенно сниматься. Есть уже подтверждение готовности от представителей ряда ведущих компаний США посетить Россию. Мы эту поездку обязательно организуем.

- Стоит ли ожидать приезда американских инвесторов на Петербургский международный экономический форум в июне 2017 года?

- Очень большой интерес к традиционному ужину с президентом России, организуемому в рамках ПМЭФ. Число подтвердившихся на него инвесторов уже превышает показатель прошлого года.  Также расширяется география инвесторов - это, в том числе, инвесторы из Канады и США.

- Ранее вы заявили о планах открыть офис РФПИ в Нью-Йорке уже в мае текущего года. Чем вызвано принятие подобного решения? Ожидаете ли вы, что санкции со стороны США могут быть сняты или смягчены к этому сроку?

- Существующие ограничения не мешают соинвестировать с нами и другими компаниями. Но мы считаем, что ограничения будут сниматься в течение года, потому что они оказались неэффективными и являются уже неким анахронизмом.

- Планирует ли РФПИ открывать офисы в других странах?

- У нас уже есть офис в Китае. Откроем в Штатах, а дальше посмотрим.

- Как вы считаете, на фоне ожидаемого потепления отношений между Россией и США после инаугурации Дональда Трампа, а также высоких цен на нефть, могут ли международные агентства улучшить суверенный рейтинг России?

- Я думаю, что при таких условиях основания для повышения суверенного рейтинга РФ со стороны международных агентств есть. Безусловно, агентства сами принимают решения, у них свои причины и взгляды, иногда понятные, иногда непонятные рынку. Рост рынка на 50% в долларовом эквиваленте в прошлом году, очень низкая инфляция, ожидаемый рост экономики до 1,5% - все это дает поводы для повышения рейтинга РФ, но агентства сами будут принимать решения.

- По вашему мнению, как поменялось отношение инвесторов к России за последний год - с момента Давоса-2016? Чего теперь ждет иностранный бизнес от России?

- Все видят, что экономика России выдержала кризис. Все понимают, что цены на нефть стабильны и позитивны для нас. Все видят, что, с точки зрения отношений с администрацией США, есть позитивные моменты. Все понимают, что в Сирии Россия добилась ряда серьезных успехов, поэтому отношение меняется, и Россия, безусловно, усилила свои позиции за последний год.

- Финансовой новостью начала этой недели стало планируемое IPO крупного российского ритейлера - "Детского мира", долей в котором владеет Российско-китайский инвестиционный фонд, созданный при участии РФПИ. Как вы оцениваете предстоящее размещение? Какую долю планирует продать Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ)?

- Мы считаем, что это откроет рынок IPO в России. Это фактически первое традиционное размещение за достаточно большой отрезок времени. Мы получим хорошую доходность и оставим значимую часть пакета. Размер продаваемого пакета не раскрывается.



- Каковы итоги года для Российского фонда прямых инвестиций: он в чем-то и удачный, в чем-то, наверное, сложный, я так понимаю. Начинали год с ощущением, что такой шаг назад, потому что все-таки санкции, они действуют. Мы видим, что это не такие темпы привлечения прямых инвестиций, как еще несколько лет назад. Правильно ли я передаю эти ощущения?

- Действительно, год начинался довольно сложно. Очень многие инвесторы очень аккуратно относились к тому, что будет происходить. Все очень переживали по поводу цен на нефть. Как вы помните, в начале года они очень сильно упали, потом, в том числе благодаря соглашению с ОПЕК, они стабилизировались. Но если вот начало года было довольно сложным, то, безусловно, продолжение года было довольно мощным и активным.

Мы видим, что и наши публичные рынки выросли на более чем 30% в долларовом эквиваленте, и ликвидность активно пришла в публичные рынки. Безусловно, мы видим, что начался восстановление роста во многих отраслях. Агросектор показывает хороший рост, и многие другие сектора. Безусловно, инвесторы стали это чувствовать. Поэтому для нас, безусловно, было и много геополитических побед во второй половине года. Это и избрание президентом США Дональда Трампа, это и то, что во Франции, возможно, придет новый президент, который будет настроен против санкций в отношении России. Это и наше значимое усиление на Ближнем Востоке. И все это дает такую хорошую основу, для того чтобы и экономика начала восстанавливаться, и инвесторы начали более активно инвестировать. И они продолжают активно инвестировать вместе с нами.

- Каков объем иностранных инвестиций в Россию на фоне продолжающихся санкций? Какое влияние санкции оказывают на иностранные инвестиции?

- Да, безусловно, по итогам 9 месяцев все равно прямые иностранные инвестиции в России выросли в 3,6 раза по сравнению с годом ранее. И здесь важно, что все-таки многие страны стали понимать, что взаимодействовать с Россией надо позитивно.

Среди них, например, та же Япония. И вот мы провели ряд встреч на прошлой неделе, я считаю, что произошло кардинальное отношение, изменение отношения с Японией вот буквально за этот год. Где многие японские компании ориентированы на работу с Россией. И, безусловно, вот такие успехи с отдельными странами, они позволяют, ну, сильно ослабить вот то влияние санкций, которое было первоначально. Потому что во многом многие страны не знали, как интерпретировать. И многие интерпретировали, что с Россией взаимодействовать вообще в инвестиционной сфере сложно.

Мы сумели продолжить активно работать. Мы с наши партнерами вложили более 100 миллиардов рублей в экономику России в этом году в различные сектора.

Мы также привлекли 5 миллиардов долларов, наши совместные фонды, только в этом году. Поэтому, безусловно, инвестиции будут активно происходить и в следующем году. И мы считаем, что аспект санкций в следующем году будет фактически минимален и что во многом они будут ослаблены или сняты.

- Давайте подведем итоги 2016 года. Для РФПИ год интересный. Российский Фонд прямых инвестиций получил статус суверенного фонда. Что это изменило в вашей работе, что будете менять уже в году следующем? Ну, и какие-то может обозначить там успехи, потому что у вас уже есть в портфеле определенные активы, как они себя вели в этом году, что о них можете сказать?

- Безусловно, как я уже упомянул, 100 миллиардов рублей мы уже проинвестировали в начале этого года. И то, что мы стали суверенным фондом России, безусловно, для нас это очень важный шаг. Фонду 5 лет, и за эти 5 лет мы доказали, что мы показываем хорошую доходность и в рублях, и в других валютах. Безусловно, это крайне важно для наших партнеров. Потому что они понимают, что мы именно тот инструмент, который нацелен на то, чтобы быть их окном для инвестиций в России, и мы показываем хорошую позитивную доходность. И для многих наших стран-партнеров РФПИ показывает для них самую высокую доходность среди всех их инвестиций в различные страны.

- То есть довольны абсолютно все ваши партнеры, это я так уточняю.

- Да, потому что мы показываем позитивную доходность значимую в долларах, которая превышает значимо и международные различные индексы. И все это происходит на фоне того, что наш публичный индекс, безусловно, сильно упал в долларовом эквиваленте. Это в основе нашей деятельности. Это то, что доходность позитивная. Но при этом мы также вкладываем в очень важные проекты для России. Это, безусловно, наши инвестиции в аэропорт Владивостока вместе с компанией Changi, которая, мы считаем, сейчас преобразуется в один из главных центров для туризма, для перевозок на Дальнем Востоке. Changi привезет туда много соответственно компаний, которые будут развивать больше перелетов в различные страны.

Инвестиции в Рязанскую область компании СР Group, где мы инвестируем с нашими партнерами около миллиарда долларов в создание нового молочного производства.

Инвестиция в гидроэлектростанции в Карелии, который стал одним из первых проектов Банка БРИКС в мире и первым проектом Банка БРИКС в России. Представьте, в Карелию, куда вообще мало кто инвестирует, мы проинвестировали вместе с китайцами, с Саудовской Аравией, с Эмиратами. И зашел туда инвестировать Банк БРИКС. И также мы вместе работаем там с корпорацией по развитию малого и среднего бизнеса. Соответственно это некоторые из тех примеров, которые мы считаем крайне важные в этом году.

- На встрече с премьер-министром России Дмитрием Медведевым вы отчитались, что Российский фонд прямых инвестиций инвестиции имеет в 95% регионов России, если я не ошибаюсь. Где те 5%, куда вы еще не проинвестировали, и будете ли исправлять эту статистику, чтобы 100 было?

- Мы их не хотим называть. Потому что мы придем точно и покроем 100% в Российской Федерации. Но для нас тоже это очень значимый такой знак. Потому что мы хотим присутствовать в различных регионах в России. Мы видим, что регионы сейчас активно привлекают инвестиции.

- Это сознательная статистика так получилась. Потому что вы так хотели, чтобы во все регионы шли эти инвестиции? Или это так получилось случайно - здесь перспективы, там перспективы, и вроде как всю страну охватили?

- Вы знаете, то, что мы видим, что ведущие компании - они, безусловно, стремятся покрывать всю Россию. И, например, вот наша компания "Мать и дитя", куда мы проинвестировали, стала самой крупной частной клиникой в России, и они открыли очень много новых клиник в этом году. Это и Тюмень, и Самара, и Москва, Кострома, Одинцово. Соответственно мы видим, что наши компании активно развиваются в регионах, это важно. Потому что это создает рабочие места. И, безусловно, региональный рост - это крайне важно для России.

- С точки зрения инновационных видов бизнеса какие здесь у вас перспективы? Ну, я помню, анонсировалось партнерство, например, с Hyperloop, возможно, что-то еще. Потому что пока мы перечисляем такие в фундаментальные и очень сильные отрасли, как сельское хозяйство, медицина, это понятно, IT высокие технологии, что-то в этом направлении?

- Вы знаете, мы начали активно этим заниматься буквально только в этом году. Потому что до этого мы считали, что настолько это рискованные области, и у фонда еще не было той подушки безопасности, которая создана нашей высокой доходностью по другим проектам, которые мы получили довольно высокую прибыль.

- А вы обязаны гарантировать доходность партнерам.

- Да, мы, безусловно, фокусируемся на хорошей доходности. Поэтому в этом году мы проинвестировали и в компанию Hyperloop, и уже следующие раунды были гораздо более высокой оценкой, чем те, по которым мы зашли.

Мы также создали венчурный фонд с китайской компанией. Мы в ближайшее время объявим о создании венчурного фонда с ведущей японской компанией. Мы считаем, что технология - это, безусловно, очень важный объект для инвестиций. Потому что они приносят эффективность.

Безусловно, во многом экономика становится технологичной. Поэтому мы, например, проинвестировали в хирургического робота, который создан российскими учеными и который, как нам кажется, может позволить произвести революцию на рынке роботохирургии в мире. Мы инвестируем вместе с китайскими партнерами, потому что китайский рынок крайне важен и значим для нас. Поэтому новые технологии - не какие-то абстрактные, а те, которые могут быть конкурентоспособны, - крайне интересны.

- Как меняется, по вашим ощущениям, отношение к инвестициям в Россию? Потому что вроде по статистике с каждым годом увеличивается количество сделок, проектов, в которые инвестируют иностранные партнеры. Но вот опять же, возвращаюсь к началу разговора, все-таки санкции, было такое некое, ну, не охлаждение, а опасение инвесторов за будущее этих инвестиций. Все-таки как это изнутри выглядит?

- Во-первых, инвесторы очень сильно оценили позитивное действие Центрального банка России по удержанию банковской системы, по тому, что российская экономика прошла этот период хорошо и уверенно. Безусловно, действия правительства, которое тоже сумело принять ряд мер и которое, например, позволило иметь очень высокую занятость в этот период кризисный.

Поэтому все инвесторы, которые смотрят на действия правительства, безусловно, лидерство и руководство президента России, они отмечают, что Россия прошла этот сложный период гораздо лучше, чем кто бы то ни было ожидал. Поэтому это создает такую базу хорошей мощной уверенности для последующих лет.

Мы видим на примере наших инвестиций, что, например, инвесторы готовы инвестировать в "Вертолеты России", которые соответственно являются одной из ведущих производителей вертолетов в мире. И Россия готова принимать инвесторов, и Саудовская Аравия, из Эмиратов. То есть и Россия открывает свои очень интересные компании для внешних инвестиций. И есть интерес от наших партнеров для инвестиции в такие перспективные и наукоемкие отрасли, как "Вертолеты России".

- Вы стараетесь по-прежнему не инвестировать, не предлагать такие традиционно сильные сектора для России, как сырьевые сектора. Потому что я помню, и по Саудовской Аравии мы с вами говорили, что 10 миллиардов, в общем, там практически нет ничего такого, что связано было бы с сырьем. Не практически, а нет просто. И это по-прежнему, там, и ваша такая позиция, развивать нужно другие направления. Так ли это?

- Да. И вот вы действительно затронули те 10 миллиардов долларов, которые нам выделила Саудовская Аравия. Мы уже проинвестировали в 6 проектов и планируем резко нарастить наши инвестиции в следующем году.

Действительно, в основном мы инвестируем не в ресурсные сектора. Потому что многие страны, которые инвестируют вместе с нами, они заинтересованы в диверсификации своих инвестиций. И очень важно, что РФПИ практически открыла российский рынок для этих стран. Потому что Саудовская Аравия вообще не инвестировала в Россию, до того как началось партнерство с Российским фондом прямых инвестиций. Во многом минимальные инвестиции были от Объединенных Арабских Эмиратов, от ряда других стран. А теперь мы видим, что не только ближневосточные страны выделили РФПИ более 20 миллиардов долларов, но и то, что большинство из этих стран, а это Кувейт, Катар, Эмираты, Саудовская Аравия, они заходят во все проекты РФПИ автоматически.

Поэтому очень важно, что они видят, что мы строим портфель не ресурсный, а портфель диверсифицированный, и они видят, что этот портфель показывает хорошие доходности в различных секторах.

- Давайте еще несколько слов о планах на 2017 год, скажем, может быть забегая еще чуть дальше. И на такие основные, еще как это принято называть, какие основные события, какие основные сделки можно здесь анонсировать, или цели и задачи?

- Во-первых, агросектор для нас очень ключевой. И мы видим ряд значимых инвестиций в агросектор с нашими партнерами. И мы объявляли уже о ряде из них. Это компания "Националь", которая является одним из производителей ведущих риса в России, и ряд других секторов. Поэтому мы видим агросектор как один из больших таких элементов.

Мы также планируем начать инвестировать части средств, предоставленных инвесторов в публичные рынки российской компании, и мы считаем, что это крайне перспективно. Потому что ликвидность на публичных рынках в России крайне важна. И мы надеемся также на IPO ряда из наших компаний. И мы считаем, что IPO наших инвестиций, в том числе, возможно, даже в начале следующего года.

Оно поможет открыть рынок IPO в России, который, в общем-то, был довольно сложный в прошлом году. И мы также продолжим инвестировать в те сектора, которые создают рабочие места, обеспечивают рост экономики России.

Мы, например, активно инвестируем в логистику. И сейчас мы номер 3 игрок в России в логистике, и мы очень верим, что наши инвестиции были оправданы, и мы будем наращивать наши инвестиции в логистический сектор. И, безусловно, высокие технологии, о которых мы говорили. Мы видим ряд компаний, которые производят уникальные продукты, в том числе, например, которые могут использоваться и на Ближнем Востоке. И соответственно мы хотим построить ряд партнерств, где наши бы компании не только выходили на российский рынок, но выходили бы на рынок ближневосточный, на рынок других стран, где мы можем оказать поддержку.

- Но вы расставляете для себя приоритеты? Больше инвестиций, которые должны работать на внутреннюю экономику, или больше инвестиций, которые могут, создавая что-то здесь, продавать это все за рубеж, потому что тема развития несырьевого экспорта сейчас как никогда актуальна для России?

- Вы знаете, мы считаем, что, во-первых, Российский экспортный центр эту делает очень замечательную работу по продвижению экспорта, и мы активно с ними взаимодействуем. Поэтому у многих наших компаний есть именно значимая экспортная составляющая. И мы создали целое направление, где мы можем, в том числе и для средних компаний, инвестировать, если у них есть экспортная составляющая. Но важно тоже не забывать и о России. И не только экспорт важен. Поэтому многие компании нацелены именно на российский рынок, который растет. И мы также верим, например, очень сильно верим во внутренний туризм в России. И в том числе будем инвестировать в ряд туристических проектов. Потому что важно, чтобы туристы из различных стран открывали Россию. И верим в будущее этого сегмента также.
Вчера прошла встреча с Председателем Правительства РФ Дмитрием Медведевым. Обсудили итоги работы РФПИ, инвестиции в регионы России и новые партнерства.


Фото предоставлено пресс-службой Правительства РФ

Д.Медведев: Некоторое время назад Вы отправились в «самостоятельное плавание», без присутствия ВЭБа в качестве учредителя. Какие задачи удалось решить за это время?
К.Дмитриев: Благодаря Вашей поддержке и поддержке Президента Российской Федерации РФПИ преобразован в суверенный фонд России в соответствии с отдельным законом о РФПИ. С начала деятельности фонд проинвестировал в экономику России уже 860 млрд рублей, из которых 90 млрд – это инвестиции РФПИ, а 770 млрд – инвестиции наших партнёров. За последние девять месяцев проинвестировано 114 млрд рублей, из которых 24 млрд – это инвестиции РФПИ, а 90 млрд – наших партнёров. Таким образом, мы продолжаем активно привлекать иностранные инвестиции в экономику России, в лучшие сектора. Уже покрываем 95% регионов России нашими инвестициями. Мы демонстрируем позитивную доходность не только в рублях, но и в долларах.

Д.Медведев: Куда инвестиции в основном направляются?
К.Дмитриев: Мы направляем инвестиции в абсолютно различные сектора. Видим на их примере, что экономика России восстанавливается. Например, мы проинвестировали в «Детский мир» и «Каро фильм» – «Детский мир» вырос где-то на 30% в этом году, «Каро фильм» – на 14%. Мы также активно инвестируем в инфраструктуру. Недавно проинвестировали в аэропорт Владивостока сингапурской компании «Чанги», в ближайшее время проинвестируем в аэропорт Пулково.
Д.Медведев: Эти сделки находятся в зоне особого внимания Правительства. Мы рассматривали их на комиссии, приняли решение о том, чтобы поддержать. Надеюсь, что это даст улучшение не только финансовых показателей деятельности этих аэропортов, хотя это очень важно, но и качества обслуживания и сервиса, которые предоставляются на территории этих аэропортов.
К.Дмитриев: Считаем, что «Чанги» поможет сделать аэропорт Владивостока большим хабом для Дальнего Востока. Туда будет летать много новых авиакомпаний, которые они приглашают. Мы видим, что наши проекты имеют позитивный эффект. Например, вместе с «Россетями» мы сделали программу «умных» сетей и снизили в пилотных регионах потерю электроэнергии на 20%. Совместно с «Ростелекомом» финансируем программу преодоления цифрового неравенства, которая позволяет прийти интернету в малые и средние города.
Д.Медведев: Это очень важно, имея в виду удалённость целого ряда территорий от основных коммуникаций и возможности использования той же самой телемедицины, о чём недавно было сказано в послании Президента. Речь идёт о поручении подключить к широкополосному, то есть быстрому, интернету все больницы и поликлиники.
К.Дмитриев: Мы этим активно занимаемся. Рассчитываем, что более миллиона человек в ближайшее время получат широкополосный доступ и эта программа качественно улучшит их жизнь.
Мы проинвестировали во французскую компанию Arc International, чтобы они построили завод в Калининграде. В результате там будет построен абсолютно современный завод.
Также важно, что на основании нашей модели другие страны создают подобные фонды. Вы вчера встречались с Премьер-министром Турции. Мы с ними договорились создать совместный российско-турецкий фонд. Этот фонд создаётся по модели РФПИ.
Д.Медведев: Это означает, что опыт, который накоплен за последнее время Российским фондом прямых инвестиций, позитивен и так воспринимается не только в стране, но и за её пределами.
Сегодня РФПИ совместно с партнерами из стран АТЭС реализует на территории РФ проекты с общим объемом инвестиций свыше 5 миллиардов долларов.

— Кирилл Александрович, только что в Перу завершился саммит АТЭС, как он прошел? Не сложилось ли у вас впечатления, что в центре внимания оказались политические вопросы, особенно после президентских выборов в США, а вопросы экономического и инвестиционного сотрудничества отошли на второй план?
— Безусловно, большое внимание сейчас уделяется тому, как изменится внешняя политика США после избрания Дональда Трампа президентом страны, какими будут взаимоотношения с другими странами, в особенности с Китаем, Россией и ЕС. Все это обсуждалось и на саммите, но в фокусе торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества.
Инвесторов интересует, какие возможности могут быть представлены в случае продолжения курса на интеграцию в АТЭС: будет ли она развиваться по замкнутой, ориентированной лишь на одну страну модели или же ее в ее основу будет заложен принцип равноправия, которого придерживаются Россия, Китай и большинство других стран-участниц АТЭС.

— Как вы считаете, станут ли США проводить качественно другую политику по отношению к своим экономическим партнерам при Дональде Трампе?
— Есть основания надеяться, что Дональд Трамп как бизнесмен и прагматик будет проводить более рациональную, ориентированную на взаимовыгодное сотрудничество политику. США предстоит решить много внутренних вопросов, связанных с развитием экономики, инфраструктуры, стимулированием промышленного производства. Это напрямую связано с привлечением инвестиций, в том числе иностранных.
Мы, в свою очередь, заинтересованы в восстановлении и развитии отношений с американскими партнерами. По итогам визита в США в начале ноября и общения с представителями инвестиционного сообщества могу сказать, что эти намерения взаимны. Поэтому мы продолжаем консультации, как можно этого достичь и в каких сферах наше сотрудничество может быть наиболее перспективным.

— С каких проектов и отраслей может начаться восстановление отношений?
— Мы не ограничиваем возможности для сотрудничества и будем обсуждать с американскими партнерами все существующие инвестиционные возможности в России в случае, если отношения между нашими странами будут налаживаться. Инвесторы в этом заинтересованы, и мы надеемся на развитие в этом направлении в следующем году.
У РФПИ значительный опыт взаимодействия с американскими фондами, в том числе накопленный в процессе размещения ведущих российских компаний. Поэтому мы продолжим консультации и будем исходить из дальнейшего развития событий уже при администрации нового президента США.

— РФПИ стал инвестором в компании Hyperloop — это часть стратегии?
— Мы инвестировали в Hyperloop около полугода назад, поучаствовав в раунде привлечения вместе с ведущими фондами мира, в том числе американскими. В октябре кратно увеличили свои вложения уже вместе с нашим стратегическим ближневосточным партнером — эмиратским портовым оператором DP World.
Объем инвестиций со стороны РФПИ небольшой, так как проект находится на ранней стадии, но мы верим в его перспективы и считаем, что в случае успеха технология может быть применена в России и принципиально изменить транспортно-логистический сектор страны. Такого же мнения придерживаются DP World, которые намерены развивать Hyperloop на территории ОАЭ, из Абу Даби в Дубай. Вообще, сектор технологий и привнесения наиболее эффективных из них в Россию — одна из задач РФПИ.

— Могут ли китайские партнеры вложиться в проекты по технологии Hyperloop на территории РФ?
— Пока мы это активно не обсуждаем, так как проект еще на ранней стадии, и мы ждем, какие результаты покажет его пилотный вариант. Но, конечно, в случае успеха и внедрения технологии на территории России, и в частности на Дальнем Востоке, мы будем привлекать к нему международных инвесторов, в том числе из КНР.

— Обсуждались ли во время АТЭС на уровне лидеров стран инвестиционные темы, какие перспективы РФПИ видит для себя в ближайшем будущем? С кем из лидеров удалось пообщаться вам в составе рабочих групп?
— Формат АТЭС предполагает встречу лидеров с деловым советом АТЭС и обсуждение актуальных вопросов в рабочих группах. Я участвовал в рабочей группе с несколькими представителями бизнеса, и нам удалось напрямую обсудить вопросы с главами государств Японии, Сингапура, Мексики, Перу и Филиппин. В этом году одной из центральных тем обсуждения стал поиск путей для роста взаимных инвестиций в АТЭС за счет создания совместных фондов и партнерств на уровне инвестиционных институтов стран-участниц.
Здесь примером успешного сотрудничества стали партнерства, созданные РФПИ с фондами и компаниями из Японии, Сингапура и других стран АТР.
Было отмечено, что главы стран АТЭС намерены оказывать поддержку развитию такой кооперации. РФПИ, в свою очередь, готов оказывать как консультативную поддержку, так и выступать инвестиционным партнером со стороны России. Думаю, это приведет к увеличению числа совместных фондов, нацеленных на взаимные инвестиции внутри АТЭС.

— Вы также принимали участие в двусторонних встречах президента России с лидерами КНР и Японии во время саммита АТЭС. Какие проекты сейчас обсуждает РФПИ с инвесторами из этих стран?
— По линии Китая и Российско-китайского инвестиционного фонда (РКИФ, создан РФПИ и China Investment Corporation) мы привлекли нового соинвестора — крупного финансового конгломерата КНР. Сейчас ведем активную работу по структурированию созданного в ноябре Российско-китайского венчурного фонда, чтобы в ближайшие месяцы объявить о первых проектах в России.
В создании такого же фонда заинтересованы и японские партнеры, поскольку они всегда обращали особое внимание на развитие высоких технологий.
Мы надеемся, что в декабре в ходе визита президента России Владимира Путина в Японию объявим об этой инициативе, а также о ряде новых сделок с японскими партнерами с участием японского банка международного сотрудничества JBIC.

— Какие еще отрасли обсуждаются с японскими инвесторами?
— В основном обсуждаем проекты в энергетике, в том числе в сфере возобновляемых источников энергии. Также это инфраструктура, здравоохранение, финансовый и агросектор.
— Если говорить о венчурных фондах с КНР и Японией, то какие проекты могут быть вам интересны? Сколько средств РФПИ готов вложить в венчурные проекты в будущем относительно общего портфеля фонда и не считаете ли вы инвестиции в венчур слишком рискованными на фоне кризиса?
— В нашем случае речь идет о небольшом объеме инвестиций относительно общего портфеля РФПИ, но значимом для развития перспективных технологий в России и странах-партнерах. Например, венчурный фонд с КНР будет иметь по управлением 100 миллионов долларов, но при этом РФПИ и Tus-Holdings внесут лишь часть средств, выступая якорными инвесторами и привлекая к софинансированию других игроков из России и КНР.
По аналогичной модели мы можем работать и с партнерами в Японии. При этом речь идет о проектах на продвинутой стадии, с более понятными перспективами и рисками. В России прежде всего будем смотреть на возможности в сфере здравоохранения, включая биомедицину и биотехнологии, также IT в финансовом секторе, big data и облачные технологии, а также все, что связано с высокими технологиями и умным производством, включая разработку новых материалов, робототехнику и чистые источники энергии
— РКИФ совместно с Фондом развития Дальнего Востока строит первый железнодорожный мост через Амур, который соединит Россию и Китай. В какой стадии сейчас проект и когда ожидается завершение строительства?
— Построена китайская часть моста, и уже несколько месяцев ведется активное строительство российской части. Это большой, комплексный и достаточно сложный проект, к его финансированию привлечены нескольких фондов и банков, поэтому пришлось корректировать сроки строительства. По плану мост должен быть достроен в 2018 году.
Он также станет важной составляющей проекта сопряжения нового Шелкового пути с территорией Евразийского экономического союза и примером первого реализованного инфраструктурного проекта такого масштаба между Россией и Китаем. Мы надеемся представить его во время визита президента России Владимира Путина в КНР в мае 2017 года, где тема проектов Шелкового пути "один пояс-один путь" станет ключевой.
— Ваш интерес к IPO "Детского мира" и SPO Ростелекома сохраняется?
— Принципиально да. В "Детском мире" РКИФ является соинвестором, и мы довольны тем, какие показатели демонстрирует компания. С Ростелекомом у нас тоже есть хороший опыт сотрудничества. Поэтому, в зависимости от рынка и условий, будем рассматривать и эти компании тоже.
— Вы также работаете с Сингапуром и как выяснилось в ходе саммита АТЭС, скоро закрываете сделку по аэропорту Владивостока. Возможны ли новые проекты с сингапурскими инвесторами?
— У нас хорошие отношения, переговоры ведутся с ведущими фондами на уровне инвестиционных идей. Сингапурским фондам интересен и публичный рынок России, поэтому возможны соинвестиции с ними в ходе IPO и SPO ведущих российских компаний.
— Есть ли уже конкретные планы по участию РФПИ в новых размещениях с сингапурскими и другими инвесторами?
— У нас уже есть опыт успешного участия в размещениях компаний Lenta, АЛРОСА, "Магнит", "Мать и Дитя" в качестве якорного инвестора. Поэтому будем смотреть на рыночную ситуацию — возможно, уже в первом полугодии 2017 года могут быть интересные инвестиционные истории.
— С какими еще инвесторами из числа стран АТЭС вы работаете и планируете инвестиции в будущем?
— РФПИ создал партнерства с фондами и ведущими компаниями Вьетнама, Таиланда и Южной Кореи. С вьетнамскими инвесторами мы сейчас работаем над проектом в телекоммуникационной отрасли, а совместно с таиландским агроконгломератом C. P. Group приступаем к строительству большого молочного комплекса в Рязанской области стоимостью 1 миллиард долларов.
По линии Кореи работает Российско-корейская инвестиционная платформа, и мы с суверенным фондом этой страны изучаем возможность полного и частичного перевода ее на модель автоматического соинвестирования. По этой модели мы сейчас работаем со всеми фондами-соинвесторами РФПИ из стран Ближнего Востока, когда арабские фонды автоматически участвуют во всех сделках РФПИ.

Profile

Кирилл Дмитриев
rusfund
Кирилл Дмитриев
РФПИ

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com