?

Log in

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) за шесть лет своего существования стал полноправным участником международного инвестиционного сообщества. Привычная для фонда роль - привлечение крупных иностранных инвесторов в российские компании. Но в этом году РФПИ попробовал себя в новой роли - продающего акционера на бирже: Российско-китайский инвестфонд (РКИФ), созданный РФПИ и China Investment Corporation, разместил в ходе недавнего IPO "Детского мира" часть своего пакета. Размещение ритейлера стало первым российским IPO с фокусом на иностранный спрос за последние три года.

О том, что иностранные инвесторы хотят увидеть в России и как сам фонд выбирает для себя цели инвестирования в интервью "Интерфаксу" рассказал генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев.

- Российско-китайский инвестфонд (РКИФ) на прошлой неделе частично вышел из инвестиций в "Детский мир", зафиксировав доходность свыше 90% в долларах. При этом спрос на акции в основном был обеспечен иностранными инвесторами. Можно ли говорить о том, что аппетит к российскому риску у иностранных инвесторов возвращается, и они готовы наращивать инвестиции в российские бумаги?

- Да, безусловно. Это первое за долгое время IPO с фокусом на иностранцев, которое показывает, что восстанавливается интерес к российским активам у иностранных инвесторов. Девяносто процентов книги заявок на акции компании было обеспечено иностранными инвесторами, при этом более 25% пришлось на инвесторов США, около 35% - на британских инвесторов. Это важно для наших китайских партнеров по РКИФ, так как фонд впервые вышел из инвестиции, зафиксировав такую высокую доходность на фоне значительного интереса именно со стороны зарубежных фондов.

Конечно, российские инвесторы тоже принимали участие в сделке, но изначально фокус был на привлечение иностранных инвесторов, потому что мы считаем, что надо возродить их интерес к России. Участие иностранцев в размещении "Детского мира" и в последовавшем за ним размещении "ФосАгро" , говорит о том, что они заново открывают глаза на Россию, и готовы больше инвестировать в наши рынки.

Важный аспект сделки - то, что она проходила на "Московской бирже". Всегда существовало мнение, что размещение на зарубежной площадке больше подходит для иностранных инвесторов, но IPO "Детского мира" еще раз показало, что это не так, и "Московская биржа" способна обеспечить всю необходимую инфраструктуру.

- Ожидаете ли вы, что российские компании в ближайшее время будут сохранять высокую активность на рынке акционерного капитала?

- Да, мы считаем, что активность будет высокая. Сейчас многие компании видят, что "окно" для IPO и SPO открылось. Есть те, кто считает это краткосрочной тенденцией, но мы полагаем, что это долгосрочное "окно". Основа долгосрочности этого тренда - сделка ОПЕК, которая стабилизировала цены на нефть, а также рост российской экономики, который мы наблюдаем. Поэтому мы считаем, что "окно" открылось, и эмитенты будут им пользоваться.

- Вы упомянули SPO "ФосАгро", где консорциум международных инвесторов во главе с РФПИ подавал заявку на акции компании на $200 млн, но она была удовлетворена лишь наполовину. Если у вас такая вера в перспективы компании, может быть, просто те акции, которые вам не достались, добрать на открытом рынке? Нет у вас таких планов с партнерами?

- Мы привлекли шесть суверенных фондов, которые с нами поучаствовали в размещении "ФосАгро" - это, безусловно, большой успех. При этом "ФосАгро" фокусировалась на том, чтобы была высокая ликвидность акций, а мы вместе с партнерами покупаем бумаги на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Есть и краткосрочные игроки, и мы, естественно, к этому относимся с пониманием, и считаем, что наличие разных групп инвесторов - это хорошо с точки зрения ликвидности и роста капитализации компании.

Преимущество SPO в том, что можно получить значимый объем сразу, особо не влияя на рыночную цену. Сейчас рынок немного выше, чем цена SPO, но мы считаем, что именно высококачественные российские компании с профессиональным менеджментом - это то, что будет привлекать инвесторов, и мы не исключаем возможности, что наши партнеры могут покупать акции на рынке.

- А какие-то еще компании, которые говорили о планах проведения IPO, SPO, вас интересуют? Например, РФПИ еще на заре его существования приписывали интерес к инвестициям в холдинг En+. Сейчас компания готовится к IPO. Интересен ли этот актив РФПИ и его партнерам?

- Мы не принимаем решения по участию в дальнейших SPO и IPO заранее, будем смотреть по ходу процесса. Все равно основной наш бизнес - это инвестиции не в публичные, а в частные компании. Мы проинвестировали в "Детский мир", когда это была частная компания, и вот она разместилась, стала публичной, а мы получили хороший доход.

Поэтому не могу сказать, что мы планируем участвовать во многих SPO и IPO. Мы делаем это только тогда, когда есть большой интерес от наших партнеров и когда мы видим, что компания - один из лидеров рынка и имеет долгосрочный и значимый потенциал роста капитализации. Поэтому какие-то конкретные компании, в которые мы можем инвестировать, сейчас я бы называть не стал.

- Чиновники уже неоднократно заявляли о том, что РФПИ и его партнер DP World интересуются покупкой пакета в "Новороссийском морском торговом порте" (НМТП). Действительно ли вам и вашим партнерам интересен этот актив?

- Все, что я могу сказать - мы смотрим на различные объекты портовой инфраструктуры, но у нас не принято еще никаких окончательных решений. Комментировать тему с НМТП пока преждевременно.

- Вы недавно говорили, что ваши китайские партнеры интересуются совместными инвестициями в банки. Можно уточнить, речь идет о публичных или непубличных банках?

- Речь идет о нескольких банках, которые интересны нашим партнерам, в том числе крупнейшим китайским банкам, которые бы хотели увеличить свое присутствие на российском рынке. И мы рассматриваем с Российско-китайским инвестфондом инвестиции в такие кредитные организации совместно с несколькими китайскими банками. Серьезно изучаем эти возможности.

В принципе, мы к банковскому сектору относимся очень осторожно, потому что понятно, что количество банков очень невелико, но если мы найдем качественный банк, то есть большая вероятность, что мы вместе с китайским банком и РКИФ сможем в него проинвестировать.

- Проинвестировать в рамках частных сделок или через покупку акций на бирже?

- В рамках частных сделок.

- Этой весной в Россию должна приехать американская бизнес-миссия, РФПИ этим вопросом активно занимается. Какие американские компании выразили готовность поучаствовать в визите? Когда он состоится и какая формируется повестка - это только встречи с участием РФПИ и ваших партнеров, или переговоры с чиновниками высокого уровня?

- Мы планируем эту поездку на май, потом она потенциально может перетечь в Петербургский международный экономический форум, который пройдет 1-3 июня. Мы планируем ряд событий вне форума и на его полях.

В целом, понятен круг американских компаний, которые в России традиционно присутствуют. Достаточно посмотреть на список бизнесов, участвующих в Консультативном совете по иностранным инвестициям, на список Американской торговой палаты. Но среди них отсутствует ряд ведущих американских фондов и крупных компаний. Поэтому наша задача - привлечь в эту бизнес-миссию не только тех, кто уже ведет деятельность в России, но сделать довольно серьезный упор на те компании, которые исторически с Россией работали мало. И мы также стремимся значимо увеличить присутствие американских компаний на Петербургском форуме в этом году. Мы уже видим, что в наших мероприятиях на полях форума готовы участвовать еще больше инвесторов из США, Канады, Великобритании, чем было до этого.

- У РФПИ есть доли в публичных компаниях - "Московской бирже", "АЛРОСА", "Магните", "Ленте". Опыт постепенной продажи акций на рынке с получением хорошей доходности у фонда уже есть - например, с той же "АЛРОСА", еще до ее последнего SPO. Сейчас вы используете эти активы для оперативного привлечения ликвидности? Или сохраняете свои пакеты неизменными?

- Мы их пока сохраняем, так как верим в рост этих компаний. Та же "Московская биржа" для нас показала очень высокую доходность более 20% годовых, сейчас она торговалась на максимальных уровнях за всю историю. Для нас это крайне успешная инвестиция.

И мы в принципе верим, что рынки восстановятся и продолжат рост дальше. Поэтому мы не планируем выходить из этих активов прямо сейчас. Но в перспективе это будет происходить, так как очень важная для нас задача - показывать привлекательную доходность и в рублях, и в долларах. Многие спрашивают, что именно интересно иностранным инвесторам? Квинтэссенция их интереса - получение доходности. Если люди видят системную возможность получать хорошую доходность в рублях и долларах, они будут инвестировать, и мы создаем такие значимые прецеденты. Тот же выход из "АЛРОСА" для нас был очень успешным. Поэтому наш диалог с партнерами не просто теоретический, мы показываем им конкретные цифры. Те инвестиции, которые мы сделали, и в кризис показывают позитивную долларовую и рублевую доходность, которая выше, чем инвестиции многих наших партнеров в другие рынки.

- В прошлом году вы говорили, что РФПИ может рассмотреть участие в SPO "Ростелекома", если компания решит размещать квазиказначейские акции на рынке. Вы обсуждали потенциальную сделку с партнерами?

- "Ростелеком" - безусловно, перспективная компания, для наших партнеров она интересна. Мы по-прежнему изучаем возможность инвестиций, но окончательных договоренностей на эту тему нет.

- В какой стадии сейчас обсуждение докапитализации РФПИ? Уже звучал вариант, что РФ может внести в капитал РФПИ госпакет НМТП, какие-то другие активы рассматриваются?

- В бюджете четко написано: когда у нас на счетах будет меньше, чем 30 млрд рублей, нас докапитализируют. Безусловно, будет денежная часть, докапитализация именно деньгами. Но также, возможно, частично докапитализация будет проведена активами, и этот вариант прорабатывается. Логика этого в том, что мы действительно сумели, работая с различными компаниями, куда инвестировали, значительно повысить их капитализацию для наших партнеров.

Соответственно, ряд министерств считает, что мы могли бы сыграть важную роль в повышении стоимости ряда активов, которые нам могли бы внести в капитал, но все это еще пока обсуждается.

- Вы далеко от этого триггера - 30 млрд рублей на счетах? Сможете, если потребуется, этот год пройти без докапитализации?

- Сумму на счетах мы комментировать не можем. Ожидаем докапитализацию в этом году. Все инвестиционные обязательства мы выполняем, и недостатка средств сейчас нет. Есть понимание важности роли РФПИ в привлечении инвестиций, поэтому все должно быть хорошо.

Об итогах Давосского форума для России, о деталях многочисленных встреч с инвесторами из разных стран и прогнозах на 2017 год.


© AP Photo/Michel Euler

— РФПИ уже не первый год представляет российский бизнес в Давосе. С какими ожиданиями вы ехали на форум в этом году, оправдались ли они?

— Для РФПИ как инвестиционного фонда площадка форума в Давосе — вторая по значимости после Петербургского международного экономического форума. Каждый год мы проводим на полях этих мероприятий целую серию встреч с инвесторами из разных регионов мира. В этом году, безусловно, лейтмотивом ВЭФ стали ожидания бизнеса и инвесторов на фоне политических процессов, проходящих в США и Европе. Поэтому встречи с американским и европейским бизнесом были особенно важны в свете происходящих событий. Главным итогом стало понимание, что наши партнеры в этих странах открыты к сотрудничеству, а в случае с США это подкрепляется диалогом с представителями новой администрации президента Дональда Трампа.

— Вы стали первым представителем России, который встретился в Давосе с советником президента Дональда Трампа Энтони Скарамуччи. Что можете рассказать об этой встрече, какие вопросы обсуждались? И какие дальнейшие шаги по восстановлению связей с американскими партнерами РФПИ планирует предпринять?

— Мы видим, что новая администрация понимает важность построения партнерских отношений между бизнесами наших стран. Во время встречи мы обсудили планы РФПИ пригласить большую делегацию американских инвесторов и бизнесменов в Россию. Надеемся организовать такой визит весной этого года. Что касается дальнейших шагов по укреплению сотрудничества с инвесторами в США, то важным событием станет открытие офиса РФПИ в Нью-Йорке. Такой план возник давно, и начало работы офиса запланировано на май. Мы считаем, он будет играть важную роль в укреплении связей с американскими инвестфондами и стратегическими инвесторами, заинтересованными работать в России.

— Как вы считаете, не являются ли надежды на такого рода сотрудничество слишком оптимистичными на фоне сохраняющихся санкций и внешнеполитических разногласий между Россией и США, например по вопросу сирийского урегулирования? Звучат разные мнения на этот счет, особенно на фоне достаточно жесткой риторики Трампа о том, что интересы Америки — на первом месте. К этому добавляется предложение американского президента увязать вопрос снятия санкций с проблемой ядерного разоружения, что поднимает его на принципиально новый уровень. Не кажется ли вам, что сначала России и США предстоит решить ряд вопросов, связанных с внешней политикой и глобальной безопасностью, а затем переходить к построению инвестиционного сотрудничества?

— Мы видим настрой администрации Трампа вести диалог с Россией, которого раньше, при прежней администрации, не было в принципе. Можно называть это оптимизмом или констатацией факта, но важнее, что такой диалог нужно спокойно и планомерно развивать, в том числе на уровне экономических и инвестиционных связей. Реальность такова, что американские инвесторы по-прежнему активно работают с Россией, несмотря на санкции. И от санкций страдают в первую очередь именно они.

При этом санкционный режим не достиг тех целей, на которые был рассчитан, но ущерб от него несут бизнесы и инвесторы многих стран. Это десятки миллиардов долларов упущенной прибыли для Европы и США, и эти цифры возрастают по мере того, как на российский рынок приходят инвесторы из других регионов. Сами американцы понимают, что получили не тот эффект от санкций, на который рассчитывали. И, даже если они не будут отменены, все уже понимают, что Россия продолжит развиваться.

— Энтони Скарамуччи в интервью нашему агентству охарактеризовал это словами "русские готовы были бы есть снег, чтобы выжить", а также заявил, что "санкции сплотили нацию". Согласны ли вы с этим утверждением? Дают заявления Скарамуччи повод для оптимизма?

— Диалог можно строить тогда, когда стороны адекватно воспринимают друг друга. К сожалению, предыдущая администрация США поняла это, на мой взгляд, слишком поздно. Сейчас важнее всего, что у наших стран есть колоссальный потенциал взаимодействия в самом широком диапазоне отраслей. Мы видим большой интерес и желание американских инвесторов и бизнеса работать в России. Российский рынок вырос на 50% в 2016 году, страна в топе инвестиционных ожиданий инвесторов в этом году. И если сюда не придут инвесторы из США, это будут инвесторы из других стран. Так что я бы описал наш подход как прагматичный, а не оптимистичный.

— У вас есть понимание, в какие отрасли РФПИ мог бы в первую очередь соинвестировать с американскими инвесторами в случае, если отношения будут развиваться по сценарию партнерства?

— Это технологии, финансовый сектор, инфраструктура, возобновляемая энергетика. Но диапазон может быть гораздо шире. Мы сейчас в процессе переговоров и надеемся, что организуемый нами визит выльется в конкретные проекты.

— Вы приглашаете американских инвесторов на ПМЭФ? Ожидается их участие в этом году во встрече президента РФ с главами суверенных и инвестиционных фондов мира, проведению которой способствует РФПИ?

— Да, безусловно. В этом году мы ожидаем рекордный состав участников — как по числу, так и по географии стран. Так что это будет очень представительная встреча.

— Каким вы видите сотрудничество с европейскими инвесторами? Или возврат к американской повестке в этом году будет ключевым? Не планируете ли открытие офисов в других регионах мира, кроме США?

— Мы будем развивать партнерства параллельно, как и прежде. В Европе особенно активно сотрудничаем с партнерами из Франции, Германии и Италии. Думаю, что уже в первом полугодии возможны новые сделки с инвесторами из этих стран. Что касается открытия других офисов, то сегодня мы присутствуем также в Пекине, а с другими регионами, включая Европу и Ближний Восток, вполне удобно взаимодействовать из Москвы. Но будем исходить из обстоятельств.

— Переходя к Ближнему Востоку, на прошлом форуме в Давосе вы фактически предсказали цену на нефть, которая установилась к концу 2016 года на уровне $55 за баррель. Учитывая, что РФПИ тесно работает со странами и фондами Ближнего Востока, какой вы видите цену в этом году с учетом последних договоренностей ОПЕК и перспектив нефтяного рынка в целом?

— Мы действительно исходили из того, что в 2016 году цены стабилизируются на этом уровне, что стало возможным благодаря историческому соглашению стран ОПЕК, во многом достигнутому усилиями России и Саудовской Аравии. Во время встреч форума в Давосе я озвучивал, что и в этом году мы ожидаем увидеть сохранение среднегодовой цены выше $50 за баррель, если все страны продолжат выполнять договоренности по сокращению добычи. Министр энергетики РФ Александр Новак высказал мнение, что цена может быть в среднем между $50 и $60 за баррель, что в общем совпадает и с нашими ожиданиями.

— Ваше партнерство с Саудовской Аравией продолжит развиваться на фоне возможного изменения инвестиционных отношений с США?

— Безусловно. Мы продолжаем создание фонда совместно с Public Investment Fund Саудовской Аравии. У нас уже есть несколько общих сделок, и в целом мы видим большой потенциал сотрудничества с королевством, особенно на фоне реализации им стратегии Saudi Vision 2030.

— Как будет развиваться сотрудничество в целом с арабскими партнерами? В конце прошлого года РФПИ объявил о первых сделках в агросекторе. Эта тенденция продолжится?

— Агросектор интересен нам в принципе, и не только нашим ближневосточным, но также китайским, японским и европейским партнерам. Здесь много интересных возможностей. С арабскими фондами мы продолжим реализацию текущих и новых инфраструктурных проектов, в том числе в портовом, аэропортовом и транспортном секторе.

— Речь о Пулкове?

— Да, это инвестиции в аэропорт Пулково совместно с катарскими и другими ближневосточными инвесторами. Также это приобретение доли в "Вертолетах России", изучение инвестиций в портовые активы РФ на юге, северо-западе и Дальнем Востоке страны.

— Какие планы в этом году с китайскими и японскими инвесторами?

— По линии Японии мы должны завершить формирование совместного инвестиционного фонда с JBIC и объявить о первых проектах в первом полугодии. В части Китая мы завершаем реструктуризацию Российско-китайского инвестиционного фонда в связи с появлением там нового соинвестора, а сам РКИФ готовится принять участие в IPO "Детского мира". Это долгожданное и первое за продолжительное время размещение, которое обещает стать историей успеха на российском рынке.

— В целом каким вы видите этот год для РФПИ с точки зрения задач и уже достигнутых результатов?

— Я думаю, что это будет энергичный и насыщенный год, и наши инвестиционные партнерства могут стать более сбалансированными благодаря активному участию в сделках с нами западных партнеров. Мы планируем более внимательно работать с теми иностранными компаниями, которые уже присутствуют в России, а также со средними бизнесами ряда стран, которые никогда не работали, но заинтересованы прийти в страну. Эту деятельность будем вести через создаваемый при РФПИ Центр поддержки стратегов и активно привлекать к ней различные институты федерального и регионального уровней, а также ведущие российские компании. Это будет год очень напряженной работы и позитивных перемен.



- На полях Всемирного экономического форума в Давосе вы провели встречу с советником избранного президента США. Встречались ли вы с другими представителями американской делегации?

- Мы встречались с американскими компаниями, в том числе со стратегическими инвесторами и инвестиционными фондами. Их отношение к России серьезно меняется в позитивную сторону, потому что они видят, что новая администрация США нацелена на сотрудничество. И, соответственно, различные формальные и неформальные запреты будут постепенно сниматься. Есть уже подтверждение готовности от представителей ряда ведущих компаний США посетить Россию. Мы эту поездку обязательно организуем.

- Стоит ли ожидать приезда американских инвесторов на Петербургский международный экономический форум в июне 2017 года?

- Очень большой интерес к традиционному ужину с президентом России, организуемому в рамках ПМЭФ. Число подтвердившихся на него инвесторов уже превышает показатель прошлого года.  Также расширяется география инвесторов - это, в том числе, инвесторы из Канады и США.

- Ранее вы заявили о планах открыть офис РФПИ в Нью-Йорке уже в мае текущего года. Чем вызвано принятие подобного решения? Ожидаете ли вы, что санкции со стороны США могут быть сняты или смягчены к этому сроку?

- Существующие ограничения не мешают соинвестировать с нами и другими компаниями. Но мы считаем, что ограничения будут сниматься в течение года, потому что они оказались неэффективными и являются уже неким анахронизмом.

- Планирует ли РФПИ открывать офисы в других странах?

- У нас уже есть офис в Китае. Откроем в Штатах, а дальше посмотрим.

- Как вы считаете, на фоне ожидаемого потепления отношений между Россией и США после инаугурации Дональда Трампа, а также высоких цен на нефть, могут ли международные агентства улучшить суверенный рейтинг России?

- Я думаю, что при таких условиях основания для повышения суверенного рейтинга РФ со стороны международных агентств есть. Безусловно, агентства сами принимают решения, у них свои причины и взгляды, иногда понятные, иногда непонятные рынку. Рост рынка на 50% в долларовом эквиваленте в прошлом году, очень низкая инфляция, ожидаемый рост экономики до 1,5% - все это дает поводы для повышения рейтинга РФ, но агентства сами будут принимать решения.

- По вашему мнению, как поменялось отношение инвесторов к России за последний год - с момента Давоса-2016? Чего теперь ждет иностранный бизнес от России?

- Все видят, что экономика России выдержала кризис. Все понимают, что цены на нефть стабильны и позитивны для нас. Все видят, что, с точки зрения отношений с администрацией США, есть позитивные моменты. Все понимают, что в Сирии Россия добилась ряда серьезных успехов, поэтому отношение меняется, и Россия, безусловно, усилила свои позиции за последний год.

- Финансовой новостью начала этой недели стало планируемое IPO крупного российского ритейлера - "Детского мира", долей в котором владеет Российско-китайский инвестиционный фонд, созданный при участии РФПИ. Как вы оцениваете предстоящее размещение? Какую долю планирует продать Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ)?

- Мы считаем, что это откроет рынок IPO в России. Это фактически первое традиционное размещение за достаточно большой отрезок времени. Мы получим хорошую доходность и оставим значимую часть пакета. Размер продаваемого пакета не раскрывается.

Вчера прошла встреча с Председателем Правительства РФ Дмитрием Медведевым. Обсудили итоги работы РФПИ, инвестиции в регионы России и новые партнерства.


Фото предоставлено пресс-службой Правительства РФ

Д.Медведев: Некоторое время назад Вы отправились в «самостоятельное плавание», без присутствия ВЭБа в качестве учредителя. Какие задачи удалось решить за это время?
К.Дмитриев: Благодаря Вашей поддержке и поддержке Президента Российской Федерации РФПИ преобразован в суверенный фонд России в соответствии с отдельным законом о РФПИ. С начала деятельности фонд проинвестировал в экономику России уже 860 млрд рублей, из которых 90 млрд – это инвестиции РФПИ, а 770 млрд – инвестиции наших партнёров. За последние девять месяцев проинвестировано 114 млрд рублей, из которых 24 млрд – это инвестиции РФПИ, а 90 млрд – наших партнёров. Таким образом, мы продолжаем активно привлекать иностранные инвестиции в экономику России, в лучшие сектора. Уже покрываем 95% регионов России нашими инвестициями. Мы демонстрируем позитивную доходность не только в рублях, но и в долларах.

Д.Медведев: Куда инвестиции в основном направляются?
К.Дмитриев: Мы направляем инвестиции в абсолютно различные сектора. Видим на их примере, что экономика России восстанавливается. Например, мы проинвестировали в «Детский мир» и «Каро фильм» – «Детский мир» вырос где-то на 30% в этом году, «Каро фильм» – на 14%. Мы также активно инвестируем в инфраструктуру. Недавно проинвестировали в аэропорт Владивостока сингапурской компании «Чанги», в ближайшее время проинвестируем в аэропорт Пулково.
Д.Медведев: Эти сделки находятся в зоне особого внимания Правительства. Мы рассматривали их на комиссии, приняли решение о том, чтобы поддержать. Надеюсь, что это даст улучшение не только финансовых показателей деятельности этих аэропортов, хотя это очень важно, но и качества обслуживания и сервиса, которые предоставляются на территории этих аэропортов.
К.Дмитриев: Считаем, что «Чанги» поможет сделать аэропорт Владивостока большим хабом для Дальнего Востока. Туда будет летать много новых авиакомпаний, которые они приглашают. Мы видим, что наши проекты имеют позитивный эффект. Например, вместе с «Россетями» мы сделали программу «умных» сетей и снизили в пилотных регионах потерю электроэнергии на 20%. Совместно с «Ростелекомом» финансируем программу преодоления цифрового неравенства, которая позволяет прийти интернету в малые и средние города.
Д.Медведев: Это очень важно, имея в виду удалённость целого ряда территорий от основных коммуникаций и возможности использования той же самой телемедицины, о чём недавно было сказано в послании Президента. Речь идёт о поручении подключить к широкополосному, то есть быстрому, интернету все больницы и поликлиники.
К.Дмитриев: Мы этим активно занимаемся. Рассчитываем, что более миллиона человек в ближайшее время получат широкополосный доступ и эта программа качественно улучшит их жизнь.
Мы проинвестировали во французскую компанию Arc International, чтобы они построили завод в Калининграде. В результате там будет построен абсолютно современный завод.
Также важно, что на основании нашей модели другие страны создают подобные фонды. Вы вчера встречались с Премьер-министром Турции. Мы с ними договорились создать совместный российско-турецкий фонд. Этот фонд создаётся по модели РФПИ.
Д.Медведев: Это означает, что опыт, который накоплен за последнее время Российским фондом прямых инвестиций, позитивен и так воспринимается не только в стране, но и за её пределами.
Сегодня РФПИ совместно с партнерами из стран АТЭС реализует на территории РФ проекты с общим объемом инвестиций свыше 5 миллиардов долларов.

— Кирилл Александрович, только что в Перу завершился саммит АТЭС, как он прошел? Не сложилось ли у вас впечатления, что в центре внимания оказались политические вопросы, особенно после президентских выборов в США, а вопросы экономического и инвестиционного сотрудничества отошли на второй план?
— Безусловно, большое внимание сейчас уделяется тому, как изменится внешняя политика США после избрания Дональда Трампа президентом страны, какими будут взаимоотношения с другими странами, в особенности с Китаем, Россией и ЕС. Все это обсуждалось и на саммите, но в фокусе торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества.
Инвесторов интересует, какие возможности могут быть представлены в случае продолжения курса на интеграцию в АТЭС: будет ли она развиваться по замкнутой, ориентированной лишь на одну страну модели или же ее в ее основу будет заложен принцип равноправия, которого придерживаются Россия, Китай и большинство других стран-участниц АТЭС.

— Как вы считаете, станут ли США проводить качественно другую политику по отношению к своим экономическим партнерам при Дональде Трампе?
— Есть основания надеяться, что Дональд Трамп как бизнесмен и прагматик будет проводить более рациональную, ориентированную на взаимовыгодное сотрудничество политику. США предстоит решить много внутренних вопросов, связанных с развитием экономики, инфраструктуры, стимулированием промышленного производства. Это напрямую связано с привлечением инвестиций, в том числе иностранных.
Мы, в свою очередь, заинтересованы в восстановлении и развитии отношений с американскими партнерами. По итогам визита в США в начале ноября и общения с представителями инвестиционного сообщества могу сказать, что эти намерения взаимны. Поэтому мы продолжаем консультации, как можно этого достичь и в каких сферах наше сотрудничество может быть наиболее перспективным.

— С каких проектов и отраслей может начаться восстановление отношений?
— Мы не ограничиваем возможности для сотрудничества и будем обсуждать с американскими партнерами все существующие инвестиционные возможности в России в случае, если отношения между нашими странами будут налаживаться. Инвесторы в этом заинтересованы, и мы надеемся на развитие в этом направлении в следующем году.
У РФПИ значительный опыт взаимодействия с американскими фондами, в том числе накопленный в процессе размещения ведущих российских компаний. Поэтому мы продолжим консультации и будем исходить из дальнейшего развития событий уже при администрации нового президента США.

— РФПИ стал инвестором в компании Hyperloop — это часть стратегии?
— Мы инвестировали в Hyperloop около полугода назад, поучаствовав в раунде привлечения вместе с ведущими фондами мира, в том числе американскими. В октябре кратно увеличили свои вложения уже вместе с нашим стратегическим ближневосточным партнером — эмиратским портовым оператором DP World.
Объем инвестиций со стороны РФПИ небольшой, так как проект находится на ранней стадии, но мы верим в его перспективы и считаем, что в случае успеха технология может быть применена в России и принципиально изменить транспортно-логистический сектор страны. Такого же мнения придерживаются DP World, которые намерены развивать Hyperloop на территории ОАЭ, из Абу Даби в Дубай. Вообще, сектор технологий и привнесения наиболее эффективных из них в Россию — одна из задач РФПИ.

— Могут ли китайские партнеры вложиться в проекты по технологии Hyperloop на территории РФ?
— Пока мы это активно не обсуждаем, так как проект еще на ранней стадии, и мы ждем, какие результаты покажет его пилотный вариант. Но, конечно, в случае успеха и внедрения технологии на территории России, и в частности на Дальнем Востоке, мы будем привлекать к нему международных инвесторов, в том числе из КНР.

— Обсуждались ли во время АТЭС на уровне лидеров стран инвестиционные темы, какие перспективы РФПИ видит для себя в ближайшем будущем? С кем из лидеров удалось пообщаться вам в составе рабочих групп?
— Формат АТЭС предполагает встречу лидеров с деловым советом АТЭС и обсуждение актуальных вопросов в рабочих группах. Я участвовал в рабочей группе с несколькими представителями бизнеса, и нам удалось напрямую обсудить вопросы с главами государств Японии, Сингапура, Мексики, Перу и Филиппин. В этом году одной из центральных тем обсуждения стал поиск путей для роста взаимных инвестиций в АТЭС за счет создания совместных фондов и партнерств на уровне инвестиционных институтов стран-участниц.
Здесь примером успешного сотрудничества стали партнерства, созданные РФПИ с фондами и компаниями из Японии, Сингапура и других стран АТР.
Было отмечено, что главы стран АТЭС намерены оказывать поддержку развитию такой кооперации. РФПИ, в свою очередь, готов оказывать как консультативную поддержку, так и выступать инвестиционным партнером со стороны России. Думаю, это приведет к увеличению числа совместных фондов, нацеленных на взаимные инвестиции внутри АТЭС.

— Вы также принимали участие в двусторонних встречах президента России с лидерами КНР и Японии во время саммита АТЭС. Какие проекты сейчас обсуждает РФПИ с инвесторами из этих стран?
— По линии Китая и Российско-китайского инвестиционного фонда (РКИФ, создан РФПИ и China Investment Corporation) мы привлекли нового соинвестора — крупного финансового конгломерата КНР. Сейчас ведем активную работу по структурированию созданного в ноябре Российско-китайского венчурного фонда, чтобы в ближайшие месяцы объявить о первых проектах в России.
В создании такого же фонда заинтересованы и японские партнеры, поскольку они всегда обращали особое внимание на развитие высоких технологий.
Мы надеемся, что в декабре в ходе визита президента России Владимира Путина в Японию объявим об этой инициативе, а также о ряде новых сделок с японскими партнерами с участием японского банка международного сотрудничества JBIC.

— Какие еще отрасли обсуждаются с японскими инвесторами?
— В основном обсуждаем проекты в энергетике, в том числе в сфере возобновляемых источников энергии. Также это инфраструктура, здравоохранение, финансовый и агросектор.
— Если говорить о венчурных фондах с КНР и Японией, то какие проекты могут быть вам интересны? Сколько средств РФПИ готов вложить в венчурные проекты в будущем относительно общего портфеля фонда и не считаете ли вы инвестиции в венчур слишком рискованными на фоне кризиса?
— В нашем случае речь идет о небольшом объеме инвестиций относительно общего портфеля РФПИ, но значимом для развития перспективных технологий в России и странах-партнерах. Например, венчурный фонд с КНР будет иметь по управлением 100 миллионов долларов, но при этом РФПИ и Tus-Holdings внесут лишь часть средств, выступая якорными инвесторами и привлекая к софинансированию других игроков из России и КНР.
По аналогичной модели мы можем работать и с партнерами в Японии. При этом речь идет о проектах на продвинутой стадии, с более понятными перспективами и рисками. В России прежде всего будем смотреть на возможности в сфере здравоохранения, включая биомедицину и биотехнологии, также IT в финансовом секторе, big data и облачные технологии, а также все, что связано с высокими технологиями и умным производством, включая разработку новых материалов, робототехнику и чистые источники энергии
— РКИФ совместно с Фондом развития Дальнего Востока строит первый железнодорожный мост через Амур, который соединит Россию и Китай. В какой стадии сейчас проект и когда ожидается завершение строительства?
— Построена китайская часть моста, и уже несколько месяцев ведется активное строительство российской части. Это большой, комплексный и достаточно сложный проект, к его финансированию привлечены нескольких фондов и банков, поэтому пришлось корректировать сроки строительства. По плану мост должен быть достроен в 2018 году.
Он также станет важной составляющей проекта сопряжения нового Шелкового пути с территорией Евразийского экономического союза и примером первого реализованного инфраструктурного проекта такого масштаба между Россией и Китаем. Мы надеемся представить его во время визита президента России Владимира Путина в КНР в мае 2017 года, где тема проектов Шелкового пути "один пояс-один путь" станет ключевой.
— Ваш интерес к IPO "Детского мира" и SPO Ростелекома сохраняется?
— Принципиально да. В "Детском мире" РКИФ является соинвестором, и мы довольны тем, какие показатели демонстрирует компания. С Ростелекомом у нас тоже есть хороший опыт сотрудничества. Поэтому, в зависимости от рынка и условий, будем рассматривать и эти компании тоже.
— Вы также работаете с Сингапуром и как выяснилось в ходе саммита АТЭС, скоро закрываете сделку по аэропорту Владивостока. Возможны ли новые проекты с сингапурскими инвесторами?
— У нас хорошие отношения, переговоры ведутся с ведущими фондами на уровне инвестиционных идей. Сингапурским фондам интересен и публичный рынок России, поэтому возможны соинвестиции с ними в ходе IPO и SPO ведущих российских компаний.
— Есть ли уже конкретные планы по участию РФПИ в новых размещениях с сингапурскими и другими инвесторами?
— У нас уже есть опыт успешного участия в размещениях компаний Lenta, АЛРОСА, "Магнит", "Мать и Дитя" в качестве якорного инвестора. Поэтому будем смотреть на рыночную ситуацию — возможно, уже в первом полугодии 2017 года могут быть интересные инвестиционные истории.
— С какими еще инвесторами из числа стран АТЭС вы работаете и планируете инвестиции в будущем?
— РФПИ создал партнерства с фондами и ведущими компаниями Вьетнама, Таиланда и Южной Кореи. С вьетнамскими инвесторами мы сейчас работаем над проектом в телекоммуникационной отрасли, а совместно с таиландским агроконгломератом C. P. Group приступаем к строительству большого молочного комплекса в Рязанской области стоимостью 1 миллиард долларов.
По линии Кореи работает Российско-корейская инвестиционная платформа, и мы с суверенным фондом этой страны изучаем возможность полного и частичного перевода ее на модель автоматического соинвестирования. По этой модели мы сейчас работаем со всеми фондами-соинвесторами РФПИ из стран Ближнего Востока, когда арабские фонды автоматически участвуют во всех сделках РФПИ.
РФПИ за пять лет своей работы привлек в экономику РФ почти 27 миллиардов долларов иностранного капитала, а в рамках саммита БРИКС заключил новое партнерство — с суверенным фондом Индии.



— На саммите БРИКС вы подписали соглашение о совместных инвестициях с Национальным инвестиционным и инфраструктурным фондом Индии. Расскажите о нем и его задачах подробнее?
— Мы подписали соглашение с National Indian Infrastructure Fund сегодня на полях встречи лидеров стран Владимира Путина и Нарендры Моди. Это суверенный фонд Индии, который недавно был создан для привлечения инвестиций в Индию. Мы создаем с ним совместный фонд и вкладываем до 500 миллионов долларов каждый, чтобы инвестировать при участии российских компаний в проекты на территории Индии. То есть речь идет о проектах с российским компонентом, поскольку индийский рынок крайне интересен и перспективен для нашего бизнеса.
— Какие конкретно компании в этом могут быть заинтересованы? С кем ведете переговоры?
— Мы рассматриваем сотрудничество с "Камазом" и другими компаниями, которые могли бы получить акционерное финансирование РФПИ для реализации совместных проектов. Это будут сделки уже следующего года. Готовы сотрудничать с "Вертолетами России", в которые сейчас инвестируем вместе с арабскими партнерами, РЖД, другими крупными компаниями. Надеемся, что это соглашение позволит нашему бизнесу проще и эффективнее работать в Индии.
— Речь идет о проектах только на территории Индии? Какие отрасли представляют интерес?
— Да, проекты будут в основном в Индии, но мы рассматриваем возможности и на территории третьих стран, включая страны БРИКС, особенно если речь идет об инфраструктуре и энергетике. Но все же фокус на совместных проектах с российскими компаниями в Индии. В рамках российско-индийской МПК прорабатываем около 20 совместных проектов с нашими крупнейшими компаниями в широком диапазоне отраслей — от автопрома до высоких технологий. Десять российских проектов и десять индийских, включая машиностроение, химическую промышленность, фармацевтику, авиастроение. Причем со стороны России речь идет как о возможной локализации, так и о расширении поставок на индийский рынок.
— Какие проекты рассматриваются в отношении "Камаза" и РЖД?
— Что касается "Камаза", то речь идет как о расширении поставок, так и о локализации, организации производства в Индии. А по РЖД мы пока в начале пути, будем изучать различные варианты сотрудничества.
— А по "Вертолетам России"?
— Обсуждаем поддержку поставок техники в Индию и помощь в работе компании в этой стране.
— Вы входите в деловой совет БРИКС, и РФПИ активно работает с азиатскими партнерами. Тем не менее совместных проектов на уровне стран БРИКС пока не так много. В чем причина и может ли это измениться в ближайшем будущем?
— Причин несколько, в том числе недостаточный опыт активного и системного взаимодействия. Играет роль и то, что страны БРИКС нуждаются больше всего именно в развитии инфраструктуры, а подобные проекты всегда долгосрочны и капиталоемки. Но на этом фоне уже есть истории успеха.
Мы проинвестировали в первый проект совместно с Банком БРИКС в России — это строительство малых гидроэлектростанций в Карелии. Буквально на днях началось строительство, и что важно, это первый проект Банка БРИКС в мире, который дошел до стадии реализации. Туда мы также привлекли партнеров из ОАЭ, Саудовской Аравии, Кувейта и Китая. Стоимость проекта строительства ГЭС — 11 миллиардов рублей, из которых более 3 миллиардов рублей это акционерное финансирование, которое мы предоставляем с нашими партнерами, и порядка 8 миллиардов рублей — это вложения со стороны Банка БРИКС. Мы хотим эти малые гидроэлектростанции при помощи наших партнеров продолжить строить и в Индии. Этот вопрос сейчас прорабатывается.
— Вы также участвовали в российско-китайских переговорах во время саммита БРИКС. Какие российско-китайские проекты сейчас рассматриваются?
— Один из вопросов российско-китайской повестки — возможное расширение деятельности российско-китайского инвестфонда (создан РФПИ и CIC). В том числе обсуждаются варианты, чтобы часть средств в юанях наши партнеры инвестировали в Россию через Российско-китайский инвестфонд. Такой механизм может заработать в следующем году, если договоримся. Китайская сторона предложила докапитализировать РКИФ за счет привлечения нового партнера. Мы обсуждаем, какие механизмы возможны в национальных валютах.
— Новый партнер по РКИФу — уже понятно, кто это может быть?
— Это одна из ведущих финансово-инвестиционных структур Китая, с которой мы уже имеем опыт сотрудничества. Раскрыть название и другие подробности до завершения переговоров пока не могу.
— Следующая встреча премьер-министра РФ Дмитрия Медведева и премьера Госсовета Китая Ли Цэцяна состоится в Санкт-Петербурге уже в ноябре. Какие проекты там могут рассматриваться и какие из их числа приоритетны для РКИФ и РФПИ?
— Мы ожидаем в ближайшее время провести большую встречу российско-китайского бизнеса в рамках работы совместной межправкомиссии и, скорее всего, на полях визита. Из 66 проектов с общим объемом инвестиций более 85 миллиардов долларов мы активно прорабатываем около десяти проектов. Среди них — проекты в сфере агробизнеса, высоких технологий и e-commerce, золотодобычи.
— В рамках встреч с индийскими инвесторами не обсуждалась ли тема приватизации, не высказывали ли индийские партнеры интерес к приобретению российских активов? Не проявляли ли, в частности, интерес к дальнейшей приватизации "Алросы", к "Роснефти"?
— Тема приватизации интересна сейчас всем нашим партнерам, включая индийских. О конкретных договоренностях речи пока нет, так как важно понимать условия по каждому активу, но интерес мы видим достаточно высокий. Поэтому продолжаем работу в этом направлении.
В эфире программы "Мнение" на телеканале "Россия 24" поговорили с Эвелиной Закамской об интересе иностранных инвесторов к приватизации российских компаний, первом совместном проекте РФПИ и банка БРИКС, а также о новых инфраструктурных проектах, рассматриваемых фондом.



Позвольте начать с глобальной повестки. Закончилась неформальная встреча Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК). Им удалось прийти если не к окончательному соглашению, то к каким-то предварительным договоренностям. Как вы, активно работая с инвесторами Ближнего Востока, оцениваете эти результаты, почему удалось их достичь и каковы перспективы, что страны ОПЕК все-таки придут к окончательному соглашению?

— Мне кажется, что это очень важный шаг, потому что многие эксперты вообще сомневались в дееспособности и эффективности ОПЕК, возможности договориться. Поэтому договоренности стали важным сигналом, что ведущие производители нефти понимают необходимость стабилизации рынка нефти. Цены находились на таком минимуме, что фактически производители оказались на самом низком уровне инвестиций в геологоразведку за последние чуть ли не 70 лет.

И, соответственно, для того чтобы инвестиции приходили в отрасль, необходима предсказуемость, более стабильный уровень цен. Так что это очень важное, безусловно, решение. С учетом недавно достигнутого соглашения между Россией и Саудовской Аравией о сотрудничестве в нефтяной сфере, может получиться очень эффективная конструкция, где, с одной стороны, есть страны — участницы ОПЕК, которые могут принимать решения, с другой стороны, есть Россия и Саудовская Аравия, которые тоже способны вести более предсказуемую и стабилизирующую рынок политику.

Появился шанс прийти к балансу интересов производителей на этом непростом рынке. Но по-прежнему остаются риски, потому что надо посмотреть, как будет выглядеть соглашение в ноябре, действительно ли получится договориться по индивидуальным квотам. То есть предстоит решить еще много вопросов о том, как все это будет выглядеть, но, безусловно, для рынка стабилизация цен на нефть — очень важная задача, и сделан шаг в правильном направлении.

В свете последних событий будете ли вы менять прогнозы на нефть, которые вы используете в своих моделях и обсуждаете с инвесторами.

— Да, мы учитываем, что эти события способны влиять, но нужно дождаться конкретных договоренностей в ноябре. В целом, мне кажется, можно сохранять сдержанный оптимизм в отношении того, что цены стабилизируются на каком-то приемлемом и, возможно, чуть более высоком уровне. Что хорошо и с точки зрения инвестиций, и, конечно, для российского бюджета.

Форум в Сочи в значительной степени посвящен региональному развитию. Вы достаточно активно работаете в регионах. Какие риски там существуют, какие регионы и конкретные проекты вам кажутся наиболее интересными сейчас?

— В работе с регионами для нас большое значение имеет пример и опыт губернаторов, которые понимают, что привлечение инвестиций важно, и сумели уже достичь хороших результатов. Например, Калужская область и Татарстан выстроили все механизмы привлечения необходимых инвестиций. Недавно по просьбе президента Республики Татарстан Рустама Минниханова мы организовали очень позитивную поездку в Казань для нашего партнера — эмиратского суверенного фонда Mubadala.

Регион очень ответственно и заинтересованно отнесся к такому визиту, и в итоге все были впечатлены и качеством проектов, которые реализуются, и тем, как в принципе Татарстан привлекает инвестиции. В целом радует, что за считанные годы у нас формируется в регионах новая инвестиционная среда, и это важно особенно сейчас, в условиях высокого долга ряда регионов и бюджетных ограничений. Поэтому привлечение инвестиций и соинвестиций — это должно быть одним из мощнейших региональных приоритетов.

Но при этом нужно понимать, что инвесторы приходят в регион не потому, что он "хороший", а потому, что именно в этом регионе они могут делать интересные доходные проекты, и в этом им нужно помогать. Соответственно, именно фокус регионов на привлечение инвестиций, соинвестиций и поддержка привлекательных доходных проектов — это крайне важно, потому что, к сожалению, нередко диалог ведется на теоретическом уровне: "Вот посмотрите, какой у нас уникальный регион" и так далее. Они не помогают инвестору чувствовать себя комфортно и получить хорошую доходность, а именно это самое главное.

На какие регионы и активы в регионах вы смотрите? Есть информация, что РФПИ очень интересны региональные аэропорты. В частности, речь идет о возможной покупке доли в Пулковском аэропорту в Петербурге.

— Нам интересны различные регионы, все зависит от наличия потенциально доходных проектов. Например, РФПИ — активный инвестор на Дальнем Востоке, и там мы инвестируем и завершаем уже в ближайшие несколько недель сделку по аэропорту Владивостока.

Мы подтверждаем наш интерес к аэропортам и в других регионах, в частности к Пулково. Это интересный для нас актив, в рамках работы с катарским фондом, с которым мы сформировали совместный фонд и осуществили несколько инвестиций. И не только с катарским фондом, есть интерес со стороны других ближневосточных партнеров. Мы считаем, что привлечение ведущих суверенных фондов — это очень позитивно, так как позволяет подтвердить то, что группа ВТБ сделала этот проект привлекательным. То, что инвесторы верят в рост пассажирского потока, в рост финансовых показателей. Плюс у многих инвесторов есть экспертиза, которую они могут привлечь в управление аэропортами.

Какие еще аэропорты интересны РФПИ?

— К нам обратился ряд групп, которые мы рассматриваем с точки зрения инвестиций в их проекты, так и отдельные региональные аэропорты, и мы со всеми ведем внимательную работу.

Есть еще какие-то особенно интересные вам отрасли в регионах?

— Агросектор крайне интересен, и мы видим огромный потенциал в регионах и планируем инвестировать в такие проекты. Здравоохранение еще один пример. Здесь важно отметить, что наши портфельные компании также активно расширяются в регионы после того, как в них инвестирует РФПИ. Например, "Мать и дитя" — это сеть клиник, которая сейчас стала крупнейшей частной компанией в сфере здравоохранения в России. Она продолжает открывать различные региональные медицинские центры и приобретает региональные клиники. Поэтому мы видим, что региональный рост — это одна из ключевых инвестиционных стратегий, ведущих к росту на горизонте 3–4 лет.

Вами недавно подписано соглашение с Корпорацией малого и среднего бизнеса. Это новое для вас направление? Как эта работа развивается и когда вы ожидаете первые сделки?

— Да, по малому и среднему бизнесу очень успешно мы вместе работаем над программой инвестиционного лифта, и одна из первых совместных сделок — это инвестиции в компанию "Герофарм", которая производит инсулин с фокусом на экспорт. По всем таким проектам мы ведем совместную работу с Корпорацией МСП, ВЭБом и Фондом развития промышленности, и встречаемся регулярно на уровне глав организаций раз в месяц. Это относительно новое для РФПИ направление, и совсем маленькие сделки фонд по своему мандату делать не может, поэтому мы в основном смотрим не средние бизнесы и надеемся, что таких сделок будет в перспективе все больше.

Последние два месяца активно обсуждается создание совместного фонда с Турцией. Принципиально решение принято. Можете ли назвать основные параметры его капитализации?

— Мы говорим о миллиарде долларов. Со стороны России и Турции очень активную роль играют министерства экономического развития, и, что важно, РФПИ может стать в принципе первым партнером суверенного фонда Турции, который мы же по сути и помогаем создавать. Турецкой стороне интересны модель соинвестирования и пятилетний опыт РФПИ, в том числе опыт создания совместных фондов.

Первым таким совместным фондом был Российско-китайский инвестиционный фонд. Какие вопросы сейчас обсуждаете с китайскими партнерами?

— Во время визита в Китай в начале сентября на саммите G20 состоялись важные встречи с руководством КНР, где озвучивались возможности инвестиций между Россией и Китаем, в том числе в юанях. И РФПИ сейчас активно работает над этим проектом с фондами  Китая, где часть инвестиций, которые китайские компании могут направлять в Россию, а российские в Китай, будет осуществляться в национальных валютах. Это важнейшая в нашем понимании сфера, поскольку возможность рассчитываться в национальных валютах с Россией — это то, где мы видим значительный потенциал, и то, на чем мы будем активно фокусироваться в ближайшие полгода с нашими китайскими партнерами.

Если говорить о приватизации, какое участие вы в ней планируете принять? В частности, если говорить о Башнефти?

— Очевидно, что приватизация важна для наполнения бюджета. С инвестиционной точки зрения мы видим большой интерес фондов-партнеров к приватизационным сделкам в России. Подчеркну, что это крупнейшие фонды мира, долгосрочные инвесторы с десятками и сотнями миллиардов долларов под управлением. Как и в случае с IPO компании "Алроса", где РФПИ с партнерами при совсем небольшом участии РФПИ обеспечили около половины от общего объема размещения, мы планируем и другие приватизационные сделки. Башнефть интересна нам и нашим международным партнерам, и на данном этапе планируем участие в сделке. Финальное решение будем принимать, исходя из конкретных параметров. В любом случае схема будет такая же: РФПИ инвестирует небольшую часть средств, за счет которой в Башнефть могут прийти с кратно большими инвестициями ведущие и авторитетные фонды мира.

Но важно ограничиваться не только приватизацией, мы видим потенциал также в продаже непрофильных активов госкорпораций. Потому что, когда бюджет очень ограничен, именно продажа непрофильных активов инвесторам, которые готовы их купить, — это возможность получить те средства, которые бюджет предоставить не может в силу объективных ограничений. И если завершать мысль о бюджете — важно не только обсуждать, как его потратить, но и как его увеличить с точки зрения источников привлечения средств. Мы считаем, что модель привлечения софинансирования, которую РФПИ использует, является одним из очень важных ответов и возможных инструментов. Потому что фактически на каждый рубль наших инвестиций мы привлекаем около 10 от наших партнеров, и эти деньги вкладываются в компании, которые активно растут и, соответственно, стимулируют рост в экономике.

При этом деньги вкладываются с доходностью, и таким образом бюджет получит эту доходность от наших инвестиций, практически вернув деньги назад, еще и с прибылью. Это не очень типичный пока для России инвестиционный подход к бюджету, который обычно привыкли тратить или исходить из того, что бюджет должен быть потрачен. А на самом деле возможно и в текущих условиях очень важно получать мультипликативный эффект от дополнительных инвестиций, и, если есть возможность, бюджетные деньги инвестировать с доходностью, чтобы решать вопрос дефицита в будущем.

По непрофильным активам, я так понимаю, что вы работаете с государственными компаниями? С какими именно?

— Да, мы работаем фактически со всеми крупнейшими государственными монополиями. И с РЖД, и со многими другими. Нам очень нравится, что менеджмент РЖД сфокусирован на повышении эффективности перевозок и в целом работы корпорации. Поэтому нам с ними очень комфортно находить общий язык, и мы можем инвестировать в совместные проекты или приобретение непрофильных активов вместе с партнерами. Думаю, в ближайшем будущем объявим о первых проектах в этой сфере.



Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/opinions/interviews/3671617

Поговорили об инвестиционной привлекательности проектов на Дальнем Востоке и результатах работы Фонда в регионе, перспективах Hyperloop One в России, а также о планах Фонда на саммите G20 в Китае.



- Вы приняли участие в российско-японских переговорах в рамках ВЭФ. Что можете рассказать, и как РФПИ ведет сотрудничество с японскими инвесторами?

- Важно, что Япония предпринимает конкретные шаги. В целом, мы видим разделение экономики и политики, готовность японских партнеров обсуждать совместные проекты параллельно с решением отдельных политических вопросов.
Если говорить о РФПИ, то значимой для нас остается роль Japan Bank for International Cooperation (JBIC) и ряда компаний, например, Mitsui. Мы с ними сейчас обсуждаем сделку по вхождению на рынок фармацевтики в России. И мы видим большой интерес JBIC к совместным шагам.
Отношениям  с Японией уделялось очень много времени, и было много дискуссий с банками и инвесторами, поэтому сейчас визит премьер-министра может стать историческим на фоне его поддержки ВЭФ. Мы ожидаем, что JBIC могут позволить инвестировать не только в форме долга, но и предоставлять акционерное финансирование. И это тоже важно для нашей совместной деятельности.

- Какие у вас еще будут проекты с JBIC?
- Мы смотрим на ряд ресурсных проектов, в которых могли бы принять участие значимые сервисные японские компании, которые оказывают услуги по инфраструктурным проектам. Такие проекты, где есть дополнительная японская составляющая.

- Нефтесервис?
- Не только. Также энергетика и другие крупные проекты, в которых японские компании могут быть подрядчиками.

- Договоренности с арабскими инвесторами по проекту порта Тамань оформлены? Определены ли соинвесторы и объем инвестиций?

- РФПИ в принципе интересна портовая инфраструктура, и у нас есть важное партнерство с компанией DP World, которая $1,6 млрд выделяет на совместные проекты с нами в этой отрасли. Тамань, конечно, заинтересована в привлечении такого инвестора с нашей помощью.  Мы ждем окончательных решений правительства о том, в какой конфигурации этот порт будет строиться, и какая поддержка ему будет оказана.

- Какие факторы основные?

- Экономически порт целесообразен, такие большие игроки как DP World могут быть в нем заинтересованы. Соответственно, Минтранс может принять ряд решений по срокам развития этого проекта, по тем мерам господдержки, которая ему может быть оказана. Со своей стороны, мы готовы продолжать работу с Минтрансом по поиску путей, в какой конфигурации этот проект лучше реализовать.

- Финансирование автомагистрали  Европа-Западный Китай - будет ли РФПИ участвовать в нем и в каких объемах?

- Мы изучаем этот проект и считаем его довольно интересным. Но при этом также существуют вопросы по товаропотоку. Поэтому сейчас мы сфокусировались на первом пилотном этапе этого проекта, который потом позволит использовать другие российские дороги, и грузы из Китая  доставлять в Европу через Россию. Сейчас мы просчитываем первый пилотный участок, который будет составлять одну двадцатую маршрута, но который будет самым критичным и даст понимание, как проект дальше можно развивать в комплексе с существующими дорогами. Также с инвестором  проекта мы думаем, как лучше реализовать этот пилотный участок, на каких условиях,  и обсуждаем это с  инфраструктурными фондами Китая. Но ключевой вопрос для нас - это анализ возможного товаропотока, и если мы будем делать проект, то начнем с пилотного участка.

- Как продвигается проект по созданию трассы Hyperloop, где РФПИ и группа Сумма выступают инвесторами? Насколько это вам интересно?

- Hyperloop нам интересен, хотя объем нашей инвестиции совсем небольшой на этом этапе. Сумма и DP World, которые являются нашими партнерами, тоже изучают его.
В России он может начаться именно с Дальнего Востока, и мы готовы в этом оказывать поддержку. Мы видим, что технология работает, испытания проходят успешно и, возможно, мы даже будем подключать к аналогичным проектам наших арабских партнеров на Ближнем Востоке.  ОАЭ тоже планируют пилотные проекты, и мы могли бы сделать что-то совместно, в том числе с DP World. Для России эта технология может быть прорывной, ведутся работы по снижению стоимости километра этой трассы в зависимости от используемых материалов. Если стоимость удастся снизить, тогда шансы запустить пилот на Дальнем Востоке России повысятся. Но это то, что мы пока обсуждаем, а есть много интересных историй, которые уже случились.

- Что уже случилось на Дальнем Востоке?

- Изначально РФПИ выделяли квоту до 25 млрд рублей, предназначенных для инвестиций на Дальнем Востоке. Но мы уже проинвестировали и одобрили сделки на 30 млрд рублей, а с учетом привлечения нами международных совинвесторов эта сумма составляет более 90 млрд рублей. Из наиболее крупных проектов - лесопререработка с высокой добавленной стоимостью компании RFP Group, участие в качестве якорного инвестора в IPO и SPO компании Алроса, инфраструктурные проекты по строительству первого в истории железнодорожного моста через Амур и развитию аэропорта Владивостока до уровня международного авиационного хаба в АТР. Российскую часть моста мы совместно с партнёрами из Фонда развития Дальнего Востока и китайскими инвесторами уже строим, финансирование открыто. По аэропорту Владивостока согласовали ключевые условия и надеемся на скорое закрытие сделки.

- Вы после ВЭФ участвуете в G20? Какие у вас ожидания?

- Хотя повестка в большей степени политическая, мы рассчитываем обсудить ряд вопросов, связанных с экономикой и инвестициями. РФПИ принимает участие во встречах с руководством Турции, Китая и Саудовской Аравии. С фондами этих стран мы активно продвигаем совместную кооперацию.

С Турцией - это создание совместного фонда, о чем мы принципиально договорились буквально месяц назад в Петербурге. С Китаем - увеличение инвестиций от госкомпаний, они могли бы инвестировать больше, но важно определиться с конкретными проектами. С Саудовской Аравией - речь тоже о приоритетных сферах, так как всего год назад их инвесторы пришли в Россию и пока привыкают к нашему рынку. Несмотря на это, уже есть примеры сделок и интерес саудовских партнёров к вложениям в публичный рынок акций России. Часть средств из $10 млрд, выделенных ими на проекты с РФПИ, выделена под акции публичных компаний. Для российского рынка это дополнительная ликвидность и приход новых долгосрочных инвесторов. Алроса, в которую  с нами инвестировали арабские фонды во время IPO и SPO, является хорошим примером такой истории успеха.

- Каковы Ваши планы по привлечению иностранных инвесторов в нефтяные месторождения?

- Мы считаем, что у арабских стран есть значимая экспертиза, ее надо преобразовывать в совместные идеи, и мы точно будем вместе с ними инвестировать в различные проекты на территории России. При этом мы открыты к партнерству со всеми российскими нефтяными компаниями, и в каждом проекте хотели бы видеть российского партнёра.

- Эта конфигурация, когда мы помогаем выстраивать партнерства, в том числе между нашими компаниями и арабскими нефтяными компаниями, эффективна для  укрепления экономических связей между нашими странами.

- Какие именно месторождения вас интересуют?

- Могу подтвердить интерес к Назымскому месторождению и Эргинскому месторождению. То есть все те месторождения, которые с точки зрения разработки довольно сложные и требуют отраслевой экспертизы, а не только внешнего финансирования.

- Процесс приватизации - как вы на него смотрите, в том числе с учётом переноса сроков по Башнефти?

- Абсолютно спокойно к этому относимся. Мы заинтересованы в приватизации и видим, что инвесторы интересуются приватизационными проектами в России.
Это подтверждает пример Алросы, когда РФПИ инвестировал в компанию кратно меньше, чем привлёк от международных фондов. Важно не только то, что деньги приходят в бюджет, но и что крупнейшие инвесторы постепенно привыкают инвестировать в страну. Если они увеличат аллокацию на Россию, например, с 1% до 2% общего объема своих инвестиций, это уже означает, что будут вложены десятки миллиардов. Поэтому мы готовы участвовать в приватизации Башнефти, несмотря на отсрочку. Также мы готовы принять участие в других приватизационных сделках, если они будут экономически интересными. В конечном итоге, это предоставляет инвесторам новые инструменты, которые позволят им кратно больше инвестировать в Россию. Важно не забывать про этот аспект.


Источник: http://tass.ru/opinions/interviews/3591991

Интервью телеканалу "Россия24" в рамках второго Восточного Экономического Форума, который прошел во Владивостоке, о реализации инвестиционных проектов на Дальнем Востоке, интересе иностранных инвесторов к перспективным проектам в регионе, а также о совместном российско-турецком инвестиционном фонде, соглашение о создании которого планируется подписать на Cаммите G20.

Profile

Кирилл Дмитриев
rusfund
Кирилл Дмитриев
РФПИ

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
Powered by LiveJournal.com